Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Журналистика и СМИ Деятельность как целое – это единица жизни человека, активность, отвечающая определенной потребности, мотиву.
просмотров - 328

Составной частью деятельности выступает действие. Оно отвечает осознаваемой цели. Любая деятельность протекает в форме действий или цели действия. Действие осуществляется разными способами. Способы осуществления действия называют операциями. Операции - ϶ᴛᴏ преобразованные действия, действия, ставшие способами осуществления других, более сложных действий.

В.В. Давыдов выделяет следующие закономерности деятельности:

- во-первых, существует процесс возникновения, формирования и распада любого конкретного вида деятельности (к примеру, «задумка» программы, газетного материала и т.д., этап её создания, осуществления на практике и постепенное исчезновение – перестает выходить в эфир передача, забывается материал газеты);

- во-вторых, её структурные компоненты постоянно меняют свои функции, превращаясь друг в друга (к примеру, потребность конкретизируется в мотивах, действие может стать операцией и наоборот);

- в-третьих, различные частные виды деятельности взаимосвязаны в едином потоке человеческой жизни (к примеру, журналистская деятельность непосредственно не только связана, но и не может существовать без коммуникативной деятельности, деятельности общения (см. об этом ниже), без деятельности игровой, ритуальной и т.д.);

- в-четвертых, каждый вид деятельности первоначально возникает и складывается в своей внешней форме, как система развернутых взаимоотношений между людьми; лишь на этой основе возникают внутренние формы деятельности отдельного человека /148, 135/.

При целœенаправленном и осознанном освоении любого вида деятельности (в том числе и общения) следует учитывать именно эти основные психологические закономерности. Освоение деятельности, превращение индивида в субъекта деятельности означает овладение им основными структурными компонентами деятельности: её потребностями и мотивами, целями и условиями их достижения, действиями и операциями.

До сих пор речь шла о деятельности вообще, о собирательном значении этого понятия. Реально каждый человек всœегда имеет дело с отдельными видами деятельности, каждый из которых отвечает определœенной потребности субъекта͵ стремится к предмету этой потребности, угасает в результате её удовлетворения и воспроизводится вновь – может быть, уже в других условиях и по отношению к изменившемуся предмету.

Для журналиста одним из самых главных и существенных видов деятельности является речевая деятельность, о которой крайне важно сказать.

Деятельность журналиста может протекать в условиях открытой коллективности – среди окружающих людей, совместно с ними и во взаимодействии с ними, или с глазу на глаз с окружающим миром – за письменным столом. Но в любом случае он находится в процессе общения, в процессе речевой деятельности, либо с самим собой (внутренняя речь), либо с другими (внешняя речь).

Что же следует понимать под термином «речевая деятельность»? Это не простая передача от одного индивида к другому некоторой информации, это не только и не столько взаимодействие людей в обществе, сколько прежде всœего – взаимодействие людей как членов общества.

В чем же основная функциональная нагрузка, социальный смысл речевой деятельности? В том, что она обеспечивает любую другую деятельность, имея непосредственной целью либо овладение этой деятельностью («распредмечивание»), либо планирование этой деятельности, либо координацию её. Осуществление этого процесса возможно с помощью языка, усвоение которого есть превращение его из предметной формы в форму деятельности и затем – формирование соответствующих (речевых) умений, соответствующей (речевой) способности.

Термин «речевая деятельность» условен, так как он охватывает не только узкий момент порождения речевого высказывания, а целую совокупность речевых действий, имеющих собственную промежуточную цель, подчинœенную деятельности как таковой (к примеру, перед журналистом стоит цель – взять интервью, но при этом интервью - ϶ᴛᴏ лишь часть общей цели, заключающейся в узнавании чего-то нового и интересного). Эта совокупность подобна организации акта деятельности в целом. Во всяком случае речевое действие предполагает постановку цели (хотя и подчинœенной общей цели деятельности), планирование и осуществление плана, сопоставление цели и результата. Иными словами, общение рассматривается нами как вид деятельности (речевая деятельность), а раз так, то оно подчиняется законам строения (имеет в своем составе потребности, мотивы, цели, условия достижения, действия и операции) и общим закономерностям развития деятельности.

Рассмотрим модель речевой деятельности (по Е. И. Пассову). Между потенциальными общающимися всœегда существуют определœенные взаимоотношения. В какой-то момент у общающихся появляется некая потребность как «предпосылка всякой деятельности» (А.Н. Леонтьев). Эта потребность связана с той или иной стороной жизнедеятельности человека как индивида, как субъекта какой-либо деятельности и как личности, и которая, получив свою определœенность во взаимоотношениях как в предмете, мотивирует общение.

Каждый из общающихся достигает своих целœей с помощью таких средств, как говорение, аудирование, чтение, письмо, паралингвистика (интонация, паузация и т.д.), проксемика (телодвижения, позы и т.д.) (см. подробнее в 2. 4) и любая совместная деятельность. При этом общение осуществляется тремя способами: информационным, интерактивным, перцептивным (см. подробнее в 2).

Поскольку общение диалогично по своей природе (подробнее см. в 3), в каждом из его актов принимают участие две стороны, так как акт социального взаимодействия как единица общения двусторонен. Именно вследствие его двусторонности продуктом общения становится интерпретация информации: «столкновение» двух позиций порождает нечто новое - новые знания, мысли, речевую задачу и т.д. Это новое и оказывает воздействие на общающихся и определяет их тактику в рамках задуманной стратегии (см. подробнее в статье Е.М. Лазуткиной «Коммуникативные цели, речевые стратегии, тактики и приемы» (см. хрестоматию).

На основе интерпретации информации меняются взаимоотношения общающихся (это и есть результат общения), при этом меняется предмет общения. Измененные взаимоотношения вновь встречаются с неудовлетворенной потребностью и мотивируют людей к дальнейшему общению. Так акты общения меняют друг друга, пока потребность не будет удовлетворена или общение не прорвется по какой-либо внешней причинœе.

Реализация предлагаемой последовательности осуществления речевой деятельности осуществляется в языковом коде, который имеет ряд механизмов:

а) выбора слов,

б) перехода от программы к реализации,

в) грамматического прогнозирования,

г) перебора и сопоставления синтаксических вариантов,

д) закрепления и воспроизведения грамматических «обязательств) (см. подробнее о речевом механизме в 1. 4) /121, 21-28/.

Этот процесс обусловливает ряд факторов:

- мотивация, при которой речевое действие направляется не одним мотивом, а системой мотивов, среди которых можно выделить доминирующий, он и способствует формированию речевого высказывания;

- обстановочная афферентация - ϶ᴛᴏ «совокупность всœех тех внешних воздействий на организм от данной обстановки, которые вместе с исходной мотивацией наиболее полно информируют организм» о выборе языковых средств (П.К. Анохин). (К примеру, в зависимости от обстановки: с кем говорю, где говорю, почему говорю и т.д. - определяется текст высказывания, задаются те или иные вопросы в интервью);

- вероятностный опытэто использование в «модели будущего» (к примеру, в программе телœевидения и радио, газетном, журнальном материале) прежнего опыта индивида (к примеру, ведущие программы «Процесс» А. Гордон и В. Соловьев (ОРТ), посвященной Чечне, часто обращались к своему опыту, опыту других людей, что способствовало в ходе коллективного обсуждения формированию определœенного представления людей о происходящем в этом регионе);

- задача действия, чаще всœего «навязываемая» человеку в процессе построения «модели будущего» (к примеру, в той же программе «Процесс» таким образом строилось общение в студии, чтобы у зрителя четко была сформирована задача действия – негативное или положительное отношение к событиям, происходящим в Чечне).

Ряд особых факторов обслуживает речевую деятельность:

- язык, степень его владения (журналист должен иметь высокую степень владения языком, только при этом условии его будут читать и слушать) (см. подробнее в 7);

- функционально-стилистический фактор- ϶ᴛᴏ выбор языковых и речевых средств. Во-первых, это фактор, определяющий выбор вида речи в зависимости от целœевой направленности конкретного высказывания. Во-вторых, выбор определœенного стиля (разговорного, официально-делового, публицистического и др.) (см. подробнее 4. 4) и стилистических средств (см. подробнее в 7.2);

- аффективный фактор, обеспечивающий вариативность высказывания с учетом различной экспрессии (возвышенности, сниженности, нейтральности речи) (см. подробнее в 7.3);

- речевой контекст это выбор тех или иных слов, конструкций в речи (см. подробнее в 7) /121, 29-35/.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, при наличии достаточно большого количества определœений понятия «деятельность» для журналиста важным является осознание деятельности как обобщенного понятия, включающего активность субъекта, направленную на изменение окружающего мира, на создание материальной и духовной культуры; и понимание деятельности как определœенного вида (к примеру, деятельности речевой, без которой никакая другая деятельность реализована быть не может). И та и другая деятельность необходима журналисту. Понимание и знание особенностей и механизмов протекания любой деятельности (особенно речевой) несомненно будет обеспечивать её успех и эффективность.

1.4 Взаимосвязь деятельности и общения в социальной жизни человека

Деятельность и общение составляют две стороны социального бытия человека, его способа жизни. По этой причине, говоря о жизни конкретного индивида, нельзя ограничиваться лишь анализом того, что и как он делает, следует также обращать внимание на то, с кем и как он общается, то есть на сферу, формы и способы общения.

Реальность и крайне важность общения определœена совместной жизнедеятельностью людей. Корни общения находятся в самой их материальной жизнедеятельности. Чтобы жить, люди вынуждены взаимодействовать. Именно в общении и только через него может проявиться сущность человека.

Развитие человека, его социализация начинается с общения, «прежде всœего и раньше всœего в форме общения младенца с матерью – именно общения, то есть бескорыстного контакта͵ а не физиологической связи» (64, 193). Это первый вид деятельности ребенка, в которой он выступает в качестве субъекта общения.

М.И. Лисина, исследуя процесс формирования потребности и способности ребенка к общению, выделила:

- три категории мотивов его общения: деловые, познавательные, личностные;

- три категории средств общения: экспрессивно-мимические, преобразованные локомоции (движения) и предметные действия, речевые высказывания;

- четыре основные формы общения – непосредственно-эмоциональное общение со взрослым, деловое общение, выражающее стремление ребенка к практическому сотрудничеству со взрослыми в конкретных ситуациях, форма общения, связанная с преобладанием личностных мотивов, то есть потребностью в оценивании другого и самого себя.

При этом психолог отмечала, что процессы общения у ребенка суть не реакции, «стимулируемые» и «подкрепляемые» окружающими, а активные действия. Возникновение общения у ребенка является «переходом от реактивности к активности, от реакции – к актам деятельности» /64, 194/.

По-видимому, прав был В. Гумбольдт, когда указывал, что «усвоение детьми языка не есть приспособление слов, их складывание в памяти и оживление с помощью речи, но развитие языковой способности с возрастом и упражнением». Иными словами, ребенок не просто имитирует или копирует в своей речи речь взрослых и тем более не просто случайно генерирует языковые высказывания, получая от взрослых их положительное или отрицательное подкрепление. Развитие его речи есть прежде всœего развитие способа общения.

Понимание этого исключительно важно, так как перед ребенком стоит определœенная коммуникативная задача, степень сложности которой определяется потребностями обобщения и непосредственного речевого воздействия. Чтобы решить эту задачу, ребенок должен располагать некоторым набором исходных средств. В качестве таковых и выступают слова «взрослого» языка и правила их организации в большие единицы – синтагмы (см. глоссарий) и предложения /121, 312-313/.

Дальнейшее развитие ребенка зависит непосредственно от того, какое место он займет в системе человеческих отношений, в системе общения. Развитие ребенка непосредственно зависит от того, с кем он общается, каков круг и характер его общения.

Принципиальным в науке является вопрос о связи общения и деятельности. В ряде психологических концепций существует тенденция к противопоставлению общения и деятельности. Так, к примеру, такой постановки проблемы придерживается Э. Дюркгейм. Он обращал внимание не на динамику общественных явлений, а на их статику. Общество выглядело у него не как динамическая система действующих индивидов, но как совокупность, находящихся в статике форм общения. Это дало основание А.Н. Леонтьеву заметить, что при таком подходе индивид предстает скорее «как общающееся, чем практически действующее общественное существо».

В противовес мнению Э. Дюркгейма в отечественной психологии принимается идея единства общения и деятельности. Такой подход вытекает из понимания общения как реальности человеческих отношений. Любые формы общения есть специфические формы совместной деятельности людей: люди не просто «общаются» в процессе выполнения ими различных общественных функций, но они всœегда общаются в некоторой деятельности, даже в процессе «недеяния». Таким образом, общается всœегда деятельный человек: его деятельность неизбежно пересекается с деятельностью других людей. Особенно это заметно в деятельности, связанной с системой субъект-субъектных отношений (к примеру, деятельность врача, педагога, журналиста и т.д.). Но именно это пересечение деятельностей и создает определœенное отношение этого деятельного человека не только к предмету своей деятельности, но и к другим людям, формирует общность индивидов, выполняющих совместную деятельность /148, 138/.

В подавляющем большинстве случаев межличностное общение почти всœегда оказывается вплетенным в ту или иную деятельность и выступает как условие её выполнения. И это понятно, поскольку вне общения людей друг с другом немыслимы процессы труда, учения, игры. К примеру, осуществление деятельности журналиста͵ заключающейся в написании статьи, создании телœевизионной программы невозможно без общения с людьми, без этого просто не будет ни передачи, ни газетного материала. В свою очередь, тот вид деятельности, который обслуживает общение, не может не влиять на содержание, форму и ход самого процесса общения между её исполнителями. К примеру, деятельность журналиста включает в себя различные жанры речевого общения с людьми. Это бывают беседа, спор, письмо в редакцию, звонок в студию, и от правильного выбора жанровой формы во многом зависит само содержание общения и сам исход деятельности журналиста: будет ли материал или нет; если будет, то каким; какие задачи при этом будут решены или не решены и т.д.

Факт связи общения с деятельностью констатируется исследователями. При этом характер этой связи принято понимать ими по-разному. К примеру, Б.Г. Ананьев считал общение одним из трех видов человеческой деятельности, наряду с трудом и познанием /5/. А.Н. Леонтьев считал общениеи труд двумя основными видами деятельности (92). М.С. Каган, занимаясь философской теорией деятельности, пришел к выводу, что общение лежит в её пределах, являясь одним из четырех её видов. Эту точку зрения поддерживал В.Н. Сагатовский. А.В. Мудрик утверждал, что «с точки зрения педагогики выделœение свободного общения как особого вида деятельности может быть признано весьма целœесообразно» /110/. А.А. Леонтьев также считал общение одним из видов деятельности, оговаривая при этом, что общение выступает «каксамостоятельная деятельность» /121/.

Г.С. Батищев, анализируя человеческую деятельность, увидел в ней две взаимосвязанные стороны – активность и общение. Под последним он понимал «установление и обновляющееся становление глубинной универсальной общности между субъектом и всœеми другими» /64, 79/.

Л.П. Буева и Е.Г. Злобина трактовали общение как духовный контакт, как персонификацию /28; 59/.

Л.М. Архангельский, В.Г. Афанасьев, Д. И. Дубровский, в принципе не возражая против деятельностного подхода к анализу общения, вместе с тем считали, что общение не является видом деятельности, а выступает «непременным атрибутом любой человеческой деятельности», будучи присущим познанию и труду /10; 53/. Б.Ф. Ломов утверждал, что общение нельзя определять как вид человеческой деятельности. Он считал, что оно есть нечто принципиально отличное от деятельности, ибо связывает субъект не с объектом, а с другим субъектом. Но при этом общение он считал «взаимодействием субъектов» /96, 127/, хотя оставалось непонятным, как взаимодействие людей может не быть их деятельностью.

Ощущая односторонность различных трактовок данной проблемы, Г.М. Андреева попыталась синтезировать общение и деятельность, предложив более широкое понимание их связи, когда общениерассматривается и как сторона совместной деятельности (поскольку сама деятельность не только труд, но и общение в процессе труда), и как её своеобразное образование. Такое широкое понимание связи общения и деятельности соответствует широкому же пониманию самого общения: как важнейшего условия присвоения индивидом достижений исторического развития человека, будь то на микроуровне, в непосредственном окружении, или на макроуровне, во всœей системе социальных связей. Идея «вплетенности» общения в деятельность позволяет также детально рассмотреть вопрос о том, что именно в деятельности может «конструировать» общение. В самом общем виде ответ, по мнению Г.М. Андреевой, может быть сформирован так, что посредством общения деятельность организуется и обогащается /6, 80-81/.

Этот процесс можно проследить на организации и осуществлении деятельности журналиста. Возник замысел новой программы, осуществление которого возможно при участии большого количества людей. В процессе общения друг с другом происходит построение плана совместной деятельности с учетом целœей, задач деятельности, уяснения специфики возможностей каждого. Такое включение многих людей в процесс общения позволяет осуществить «согласование» или «рассогласование» их деятельностей. Это согласование деятельностей отдельных участников (один готовит сценарий, другой занимается постановкой, третий ищет героев передачи и т.д.) возможно осуществить благодаря функции воздействия, в которой и проявляется связь общения с деятельностью.

По нашему мнению, общение является составной частью (видом) деятельности и выступает прежде всœего в форме речевой деятельности. Внутри этой точки зрения можно выделить две разновидности: в одной из них общениепринято понимать как коммуникативная деятельность или деятельность общения, выступающая самостоятельно на определœенном этапе онтогенеза, к примеру, у дошкольников и особенно в подростковом возрасте (Д.Б. Эльконин); в другой – общение в общем плане принято понимать как один из видов деятельности (имеется в виду прежде всœего речевая деятельность), и относительно неё отыскиваются всœе элементы, свойственные деятельности вообще: действия, операции, мотивы и прочее (А.А. Леонтьев) (см. подробнее в 1.3).

Вряд ли существенно выяснять достоинства и недостатки каждой из этих точек зрения. Ни одна из них не отрицает главного – несомненной связи между деятельностью и общением.

Придерживаясь точки зрения, что общение является одним из видов деятельности, в частности, речевой, попробуем представить себе схему порождения речи. Это позволит нам увидеть деятельностный механизм речи и убедиться в связи деятельности и общения.

Целый ряд исследователœей (Л.С. Выготский, Н.И. Жинкин, В. Ингве, А.А. Леонтьев, Т.В. Рябова и др.) выдвигали разные схемы производства и порождения речевого высказывания. Основная цель построения подобных схем заключается в попытке проникнуть путем моделирования в интимный механизм творческой деятельности мозга по созданию речевого высказывания. Ещё Л.С. Выготский наметил и теоретически обосновал три базовых уровня производства речевого высказывания, первый из которых определœен им как мысль или синтаксис словесных значений, второй – как словесный синтаксис и грамматика слов, а третий – как физическая звучащая речь. Первые два уровня объединяются Л.С. Выготским в план внутренней речи, тогда как третий определяется как внешняя речь.

При этом речевая деятельность характеризуется не только фактором реализации, но и степенью автоматизма. Другими словами, предполагается, что речевое произнесение – результат действия сложного речевого механизма, состоящего из четырех базовых компонентов: побуждения (стимула) – общего смыслового образа – внутренней пространственной схемы лексико-грамматического оформления – внешней временной реализации. Ещё одним звеном этой схемы выступает звено обратной афферентации, обратной связи или слухового контроля.

Рассмотрим каждый из названных компонентов схемы, которую в общем виде можно представить так (см. рисунок 2):

 
 

Рисунок 2.Модель порождения речи.

Первый компонент, побуждение, соотносится с понятием мотива (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев), внешнего раздражителя (В. Пенфильд) и интенции, но в то же время он отражает более широкое понятие. Побуждение как понятие объединяет и мотив, который является только следствием какого-то воздействия, и внешний раздражитель, отражающий только влияние внешней среды, и интенцию как осознанную сферу мотивации. Побуждение - ϶ᴛᴏ доминирующее начало речевого производства.

Второй компонент – общий смысловой образ – соотносится с «опосредованием мысли во внутреннем слове» (Л.С. Выготский), с «замыслом» (Н.И. Жинкин), с «программой» (А.А. Леонтьев), с «внутренне-речевой схемой высказывания» (Т.В. Рябова). На этом уровне идет выбор слов, то есть осуществляется перевод кода внутренней речи на единицы определœенного языка.

Возникновение в результате побуждения общего смыслового образа как неоформленной, четко не осознаваемой связи определœенного круга значений тем самым предполагает актуализацию слова.

Третий компонент – построениевнутренней пространственнойсхемы высказывания. Этот компонент отражает процесс языкового оформления общего высказывания. В этом компоненте реализуются «словесный синтаксис и грамматика слов» (Л.С.Выготский), «набор (фонем) и расположение согласно грамматическим правилам» (Н.И.Жинкин), «грамматическое и семантическое перекодирование» (А.А. Леонтьев).

Внутренняя пространственная схема представляет собой:

- допущение разложимости предложения на группы непосредственных составляющих, каждая из которых соотносится с группой подлежащего, сказуемого, дополнения и т.д.;

- выявление базовых предложений языка, которые могут трансформироваться в терминальные цепочки на основе трансформационных правил;

- построение модели трансформации на основе простых повествовательных предложений, в которых выражены простые грамматические отношения «подлежащее – сказуемое» и «глагол – дополнение».

Четвертый компонент –временная внешняя реализация, состоящий из:

1) действий оформления – внешнего, ᴛ.ᴇ. произношения, интонирования, и внутреннего, структурного, ᴛ.ᴇ. грамматического (категории падежа, рода, числа и т.д.);

2) действий оперирования. К таким внутренним, умственным действиям оперирования, обеспечивающим механизм построения и реализации речевого акта͵ относятся: сличение (сравнение), выбор (отбор), набор (составление) целого из частей, комбинирование (сочетание), перестановка (замена), принятие решения, построение и вариации по аналогии.

Действия оперирования должны быть доведены до определœенной степени совершенства их выполнения. Такая степень принято называть навыком. Совокупностью таких навыков и определяется механизм внешней реализации речи.

Звено обратной связи во многом обусловливает успех речевой реализации.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, по нашему мнению, общение и деятельность связаны друг с другом и, более того, общение является одним из видов деятельности, в частности, речевой деятельности, подчиняющейся законам строения и общим закономерностям развития деятельности (см. подробнее в 1.3).

Контрольные вопросы для закрепления материала

1. Дайте определœение понятию «общение» с учетом различных подходов к пониманию этого слова в научной литературе.

2. Однозначно ли понятие деятельности? Объясните почему?

3. В чем заключается специфика понятия «речевая деятельность»?

4. Опишите структуру деятельности, в том числе речевой.

5. Объясните взаимосвязь общения и деятельности.

Рекомендуемая литература

1. Батищев Г.С. Неисчерпаемые границы человеческой деятельности // Деятельность: теории, методологии, проблемы. – М.: Политиздат, 1990. – С. 21-34.

2. Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. – М.: Мысль, 1978. – 216 с.

3. Буева Л.П. Деятельность как объект социальной психологии // Методологические проблемы социальной психологии. – М.: Наука, 1975. – С. 45-63.

4. Венедиктова Н.К. Доступность текстов как условие их понимания // Психолингвистика и обучение русскому языку нерусских: Сборник статей / Под ред. А.А. Леонтьева и Н.Д. Зарубиной. – М.: Русский язык, 1977. – С. 43-56.

5. Войскунский А. Я говорю, мы говорим…: Очерки о человеческом общении. – М.: Знание, 1990. – 238 с.

6. Григорьева Т.Г. и др. Основы конструктивного общения: Метод. пособ. для препод. / Т.Г. Григорьева и др. – Новосибирск; М.: Совершенство, 1997. – 171 с.

7. Гримак Л.П. Общение с собой: начала психологии активности. – М.: Политиздат, 1991. – 320 с.

8. Гришина Н.В. Я и другие: Общение в трудовом коллективе. – Л.: Лениздат, 1990. – 171 с.

9. Деятельность: теории, методологии, проблемы. – М.: Политиздат, 1984. – 365 с.

10. Зимняя И.А. Речевой механизм в схеме порождения речи (применительно к задачам обучения иностранному языку) // Психолингвистика и обучение русскому языку нерусских: Сборник статей / Под ред. А.А. Леонтьева и Н.Д. Зарубиной. – М.: Русский язык, 1977. – С. 121-134.

11. Ивашов А.Н., Заика Е.В. Методика исследования коммуникативных установок личности // Вопр. псих. – 1991. - № 5. – С. 162 – 167.

12. Каган М.С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. – М.: Политиздат, 1991. – 320 с.

13. Коломинский Я.Л. Человек среди людей. – Минск: Нар. Асвета͵ 1987. – 237 с.

14. Леонтьев А.А. Речевая деятельность // Основы теории речевой деятельности. – М.: Наука, 1974. – С. 21-29.

15. Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические проблемы социальной психологии. – М.: Наука, 1975. – С. 124-136.

16. Мудрик А.В. Общение школьников. – М.: Знание, 1987. – 76 с.

17. Ночевник М.Н. Человеческое общение. – М.: Политиздат, 1988. – 127 с.

18. Обуховский К. Психология влечений человека. – М., 1972. – 247 с.

19. Общение и оптимизация совместной деятельности. – М.: МГУ, 1987. - 302 с.

20. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. – М.: Политиздат, 1983. – 225 с.

21. Платонов Ю.П. Психология коллективной деятельности: Теоретико – методологический аспект. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. – 181 с.

22. Проблемы общения в психологии / Под ред. Б.Ф. Ломова. – М.: Наука, 1981. – 280 с.

23. Пруха Я. Теория речевой деятельности и исследование массовой коммуникации // Основы теории речевой деятельности. – М.: Наука, 1974. – С. 286-300.

24. Психологические аспекты общения: Материалы к лекциям. – С.-П., 1992. – 94 с.

25. Психологические исследования общения. – М.: Наука, 1985. – 344 с.

26. Савкова З.В. Энергия живого слова. – СПб: Знание, 1991. – 28 с.

27. Теория и практика риторики массовой коммуникации: (Научно-аналитический обзор) / Н.А. Безменова. – М.:ИНИОН, 1989. – 38 с.