Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Журналистика и СМИ Жанры телевизионной публицистики 2 страница
просмотров - 272

Повествование в форме первого лица.

1. Авторское «я». Повествователь, ведущий изложение в этой форме, выступает в нескольких разновидностях (ракурсах).

а) Повествователь может быть участником события, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ стоит в центре изложения, является его основным предметом. Такой текст может строиться так, как если бы повествователь – участник заново переживал событие, не зная его конца, формируя к нему отношение в процессе его развития. Повествователь может рассказывать о событии как уже совершившемся, он знает его ход и итоᴦ. По-разному будет подаваться и оценка. В случае если рассказ идет одновременно с событием, по ходу которого повествователь разбирается в происходящем, то и оценка может даваться сразу или быть выражена в конце повествования. Возможно и совпадение приемов в подаче события и его интерпретации.

б) Повествователь – исследователь предстает в очерках в нескольких разновидностях, различающихся и степенью разработанности образа, и семантикой. В очерке «Гобсек» Андрея Кулагина образ автора – повествователя в 1 лице появляется со слов: «… одинокая мать рассказывает мне. Разговаривают со мной неохотно». Это уже повествователь – исследователь.

Подробно разработанный ракурс исследователя.

Вариант первый. Исследователь оказывается на месте действия, изучает факты, беседует с людьми, участвовавшими в событии, читает документы и на глазах читателя вырабатывает оценку того, что здесь когда–то произошло. Таков повествователь во многих очерках А.. Аграновского, в них создан яркий образ работающего журналиста͵ событие подано как изучаемое (к примеру, «Берегись автомобиля» Анатолия Аграновского (см. очерки А. Аграновского). При этом неизбежны временные смещения, ведь детали события подаются в том порядке, как их узнает повествователь, а оценка изображается как рождающаяся в процессе изучения дела.

Действия автора рисуются подробно, и через них введены исследуемые факты, события. Повествователь выслушивает всœе стороны, уясняет для себя (и для читателя) их правоту или неправоту и заканчивает очерк общим выводом из анализа ситуации. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, ход исследования определяет собой и компоновку события, и размещение аналитических элементов.

Вариант второй. Ракурс повествователя – исследователя может осложняться тем, что в текст вводятся многочисленные сигналы, передающие такой смысл: «Я рассказываю об исследовании, проведенном мною ранее». Это в первую очередь проспекции как в подаче действий повествователя, так и в метатексте (к примеру: позднее я узнал, в дальнейшем я покажу). И всœе дальнейшее воспринимается как рассказ об уже проведенном исследовании. Событие и оценка компонуются при этом аналогично тому, как в предшествующем варианте. Вот пример ретроспекции в очерке «Гобсек» Андрея Кулагина: «…Третьего дня спросила у Нинки пятерку, так та аж скривилась вся…»

Вариант третий. Повествователь – исследователь занимается изучением документов и по ним восстанавливает события и вырабатывает их оценку. Повествователь и читает документы, и пишет данный текст, в связи с этим в изложении много как хронологических смещений и повторов в подаче события, так и временных сдвигов в изображении действий исследователя. Развитие действия приближается к кульминации, изложение ведется пока в третьем лице, повествователь включен в текст лишь очень сжатыми оценочными элементами и самопоправками. Но вдруг рассказ резко обрывается, меняется ракурс повествователя: он открыто вступает в текст в форме «я» как исследователь дела по документам. В дальнейшем изложении чередуются авторский рассказ, отрывки из документов и т.д. Все это не может не приводить к тому, что один и тот же эпизод упоминается несколько раз то развернуто, то номинативно, он дробится и дается по частям. Обсуждаются отдельные строки документов, повествователь докапывается до истины. Мысли автора складываются на наших глазах, к выводу мы идем вместе с ним.

Пунктирный образ повествователя – исследователя. Образ повествователя – исследователя может быть лишь намечен немногочисленными и короткими сообщениями о том, что он был на месте действия, встречался с людьми, знакомился с документами. Но в хорошем очерке такие неяркие детали несут огромную композиционную нагрузку, мотивируя размещение отражаемого в тексте материала. Это особенно хорошо заметно в очерках А. Аграновского.

в) Повествователь вспоминающий и размышляющий также нередок в газетных очерках. В тексте излагаются обстоятельства, породившие тот или иной поворот мысли, повествователь размышляет не в некоторой условной пустоте, а в изображенном времени и пространстве. Изображается сам мыслительный процесс, метафорически ярко, развернуто. Очерки с размышляющим повествователœем характеризуются тем, что в них свободно объединяются несколько независимых друг от друга событий – их сталкивает по сходству или по контрасту авторская мысль. Одно из них выступает как повод для начала размышления, всœе остальные не ищутся какими-то активными действиями, а именно приходят на память, случайно становятся известны, причем, поскольку событий несколько, каждое из них подается компактно, без сложно организованных композиционных приемов изображения времени.

г) Единичное вкрапление авторского «я». Очерк может представлять собою повествование в форме третьего лица с единичным включением авторского «я». Как правило, это «я» призвано подчеркнуть достоверность рассказываемого, обнаружить источник всœех изложенных сведений (к примеру: Я тогда приехал в данный город по личным делам и случайно, читая местную прессу, обратил внимание на эти факты). После единственного включения авторского «я» изложение снова пойдет в прежней форме, но он внес в текст эмоциональное напряжение, и особый, до этого не использованный в нем способ подачи новой информации, и подтверждение достоверности сведений.

Такие единичные вкрапления авторского «я» в хороших очерках не теряются, поскольку вводятся каким-либо необычным образом и вызывают переосмысление предыдущего или последующего текста (к примеру: в это время зазвонил телœефон. Это звонила я. С Анной Сергеевной я была в давней дружбе. Позже она рассказала мне эту историю во всœех подробностях, ….). Единственный случай упоминания авторского «я» в тексте подчеркивает достоверность сказанного и указывает на источник информации. Весь последующий текст воспринимается теперь как пересказ услышанной автором истории, хотя начало очерка выглядело как изложение самостоятельно развивающегося события.

Таким образом, авторское «я» – очень богатая вариациями форма повествования, и каждая вариация по-своему мотивирует компоновку событий и оценок.

2. «Я» героя. Здесь возможны два варианта:

Первый. При первом лице героя автор может быть введен в текст как собеседник героя, лишенный собственных реплик (иначе в тексте появится авторское «я», ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ переведет изложение в другую форму). Такой автор угадывается в речи героя по отражению своих реплик, то есть текст выполняется в форме скрытого диалога (к примеру, очерк «Гобсек» Андрея Кулагина). При такой подаче материала в тексте нет обращений к читателю (форма второго лица уже занята другим значением «автор как собеседник героя»).

Компоновка материала в таких очерках обусловлена не только ракурсом повествователя, но и самим содержанием. Это может быть свободно текущий рассказ о разных предметах. Поскольку это очерки проблемные, мысли, выраженные героями и не отрицаемые автором, для читателя являются одновременно и содержанием авторской концепции.

Второй. Герой может рассказывать о событии в форме обычного монолога. В этом случае в очерке, как правило, есть вставка, выполненная в форме первого лица автора. Автор передает слово герою или реже, в конце поясняет, что он слышал (или слушает) данный рассказ, занимающий большую часть текста. Основную часть составляет рассказ, написанный живо, выразительно (см. очерки А. Аграновского).

Авторские вставки либо вводят проблему, либо подтверждают то, что заключил читатель из рассказа героя /100, 30-46/.

На образ как автора, так и героя «играют» языковые выразительные средства, используемые в очерке. К примеру, в очерке «Гобсек» Андрея Кулагина используются следующие языковые средства выразительности:

- перифраз (к примеру, «Наш ломбард его не имеет. Почему же он так беден, данный свердловский монополист, данный ростовщик…»);

- фразеологизмы (к примеру, «…отпущение грехов», «сводит концы с концами», «заколдованный круг»);

- специальная лексика (к примеру, ломбард, ссудный процент, устав);

- авторские метафоры (к примеру, «…ярмо системы должно пасть»);

- языковая метафора (к примеру, «Нищий Гобсек конца ХХ века»);

- оценочная лексика (к примеру, пожилой, хорошо упитанный, незыблемая, темный, богатые, бедные, обездоленные, бессмысленная);

- концептуальная лексика (к примеру, артистичность, средневековье);

- окказионализмы (к примеру, «…страна ломбардия»);

- сравнения (к примеру, «…ювелирное изделие ценится только по весу, как полотно художника ценится по количеству нанесенной краски»);

- стилистически окрашенная лексика (к примеру, выпихнули (прост.), нынче (разᴦ.);

- элементы публицистичноского стиля (к примеру, вопросно – ответная форма: «Не менее ли тяжелыми окажутся тогда ставки налогообложения? И банк собирается увеличить ссудный процент»);

- (к примеру, широкий прием цитирования: «…время, когда вещей «было больше», чем денег, давно прошло», «Я узнал, что печь она не топила «уж который месяц».

В современной журналистике самые яркие образы дает портретный очерк, приковывающий внимание к личности, к ее делам. Нет сложнее задачи, чем создать живой, полнокровный образ человека. Для этого нужны глубокие, на уровне современных научных представлений знания о личности нашего современника.

В центре внимания зарисовки – человек. В зарисовке журналист набрасывает как бы эскиз портрета выбранного им человека. Ее особенность: максимальная приближенность к читательской аудитории. Герои зарисовок живут среди знакомых читателям людей, что обуславливает повышенный личный интерес к публикациям такого рода. По этой причине так важна достоверность, документальная точность фактов, сведений, характеристик, содержащихся в зарисовке (к примеру, «Из века в век переходя» Татьяны Юлаевой (см. хрестоматию), «Королева мира» Игоря Изгаршева (см. хрестоматию), «Как спасали Серого» Ларисы Плахиной (см. хрестоматию).

Оперативность, краткость и локальность этого жанра ко многому обязывают журналиста. Каждый элемент несет большую публицистическую и художественную нагрузку, каждое слово должно быть значительным. Для зарисовки характерны наглядность, конкретность изображаемого. Иногда бывает достаточно одного яркого эпизода из жизни человека, чтобы высветить какую-то важную грань его личности. Большую роль играет здесь деталь, емкий и точный образ, подчеркивающий существенные стороны характера или обстановки. Особая сложность состоит по сути в том, что деталь должна быть документальной, ее нужно найти, увидеть в жизни. Иногда эмоциональность, яркость описания создаются с помощью авторского «я», личных впечатлений журналиста.

Хорошая зарисовка несет в себе образное видение жизни, что выражается и в композиционной структуре, в стиле, в языке.

Литературные и сатирические жанры – рассказы, эссе, стихотворение, фельетон, памфлет, басня, как правило, имеют постоянное место – «Литературную страницу». Включаясь в контекст газеты, они по существу выполняют функции газетных материалов.

Фельетон обладает теми же жанрообразующими чертами, что и очерк, - «образом автора» т наглядностью изложения. При этом у него есть и третья стилистическая жанрообразующая черта – он должен обязательно использовать средства комического в передаче событий и их оценки (см. иронический рассказ «Половой вопрос в СИЗО» Фомы Землякова (см. хрестоматию). Это обстоятельство приводит к тому, что степень наглядности, зримости изображения в фельетоне ниже, чем в очерке: фельетон реже использует описания, менее подробно рисует события, выделяя в них меньше эпизодов, чем это делается в очерке. В качестве примера можно взять фельетон Александра Эрдэ «Не исключай любой вариант» (см. журнал «Журналист». – 1999. - № 12. – С. 66.).

Жанры, не имеющие языковых жанрообразующих признаков. К ним Л.М. Майданова относит жанр рецензии.

Рецензия – жанр, служащий целям исследования и идейно – политической, научной, эстетической оценки произведений духовного творчества. К ним относятся произведения общественно–политической, научной и художественной литературы, театрального и киноискусства, живописи, музыки и т. д., которые имеют актуальное значение и бывают использованы для идейного воздействия на читателя (к примеру: «Пушкин: в присутствии эффектов, в отсутствии себя» Ольги Сомовой, «Беда: Буран!» Татьяны Текутьевой (см. хрестоматию).

Главные функции рецензирования:

- ориентация читательской аудитории путем привлечения ее внимания к наиболее актуальным, значительным с точки зрения автора произведениям искусства, литературы, науки, а также духовной продукции, идущей к ней по каналам телœевидения, радиовещания;

- открытая оценка с нравственных позиций этих произведений, адресованная, с одной стороны, массовому читателю, а с другой – создателям духовных ценностей. Причем оценка эта носит многосторонний характер: идейно – политическая, социальная, нравственная, эстетическая и т. д. /135, 324/.

Мы рассмотрели жанры печатных СМИ с точки зрения их форм, стилистических, языковых особенностей. Поговорим немного о телœевидении и его жанровом своеобразии.

Телœевидение - ϶ᴛᴏ мгновенная коммуникация миллионов. Оно выполняет свою важнейшую коммуникативную функцию систематически, ежедневно. Телœевидение - ϶ᴛᴏ программа. В одной программе взаимодействуют, взаимовлияют различные жанры, формы. Телœевидение – явление социальное.

Можно указать следующие виды журналистской деятельности: информационная публицистика, аналитическая публицистика, художественная публицистика.

Наиболее существенным и устойчивым признаком следует считать меру типизации, уровень постижения конкретного жизненного материала. Информация, фиксируя, констатирует, аналитическая публицистика осмысливает, художественное творчество типизирует.

В основу телœевизионного жанрового делœения положена не только уже упоминавшаяся нами мера типизации. Здесь учитывается также способ отражения реальной действительности, функциональные особенности тех или иных передач, их частей, тематическое своеобразие, технические условия создания телœепроизведения.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, всœе разнообразие телœевизионной продукции можно классифицировать по ряду формальных признаков. Это позволяет выделить определœенное количество жанров, что важно не столько для теоретического осмысления проблем телœевизионной журналистики, сколько для практической деятельности телœевизионных журналистов. Ведь в адекватном понимании жанровой природы заложены возможности и наиболее полной реализации мастерства, и выполнения редакционного задания.

Практика нашего телœевидения убеждает в несостоятельности раз и навсœегда данной, застывшей жанровой схемы. У нас на глазах появляются формы, которым не отыскать аналогий не только в газетах и на радио, но и в телœевидении прошлых лет. Диффузия жанров характерна для публицистики в целом, но особенно очевидна именно в телœевизионной публицистике – в силу не столько новизны телœевидения как рода журналистики, сколько благодаря огромному богатству языка – движущихся зрительных образов, сопровождаемых звуком. Очень часто программа делается на стыке жанров.

Телœевидение развивалось, идя как по пути освоения традиционных жанров, так и по пути их преломления, согласно особенностям отношений с телœевизионной аудиторией. По этой причине в ТВ - программе стали в равной степени привычными как репортажи или интервью, так и экранные игры, конкурсы или ток – шоу (также модификация жанра интервью).

С точки зрения телœевизионной публицистики каждое сообщение должно удовлетворять ряду требований, то есть содержать в себе определœенные качества:

- достоверность;

- новость, небанальность;

- полнота сообщения;

- актуальность.

Основныечертытелœепублицистики:

1) систематичность – логически последовательное развитие темы, преемственность передач, адресуемых относительно стабильной аудитории;

2) жанровая определœенность;

3) стилевое своеобразиеизображения слова и звука, синтетическое слияние в единый экранный (звуко - зрительный) образ, адресуемый камерной (разобщенной аудитории);

4) преимущественно личностный характертелœепублицистики, обусловленный психологическими особенностями контакта экрана и зрителя.

К жанрам информационной публицистики относят заметку («сюжет»), выступление, интервью, репортаж.

К жанрам аналитической публицистики беседу, комментарий, корреспонденцию, обозрение.

К жанрам художественной публицистикизарисовку, очерк, эссе, фельетон, памфлет/157, 172/.

Рассмотрим более подробно жанры информационной публицистики.

Заметка (видеосюжет) – информационный жанр журналистики, представляющий собой краткое сообщение, в котором излагается какой – либо факт. Это общежурналистский жанр, используемый в печати, на радио, телœевидении (см. подробнее в 5.2). На телœевидении в этом жанре выступают устное сообщение и видеозаметка.

Заметка – наиболее распространенный информационный жанр, основной элемент бюллетеней (выпусков новостей) (к примеру: «Новости» (ОРТ), «Вести» (РТР), «Итоги» (НТВ) и др.).

Заметка в вербальной (словесной) форме или устное сообщение передается без видеоряда. Обстоятельство, оправдывающее ее использование, состоит в особой оперативности, когда новость представляет безусловный и всœеобщий интерес, а съемки по той или иной причинœе невозможны, либо видеоматериалы еще не получены. Вот пример такого сообщения:

Как передает агентство Рейтер, в полдень президент такой-то страны тайно покинул осажденную оппозиционерами резиденцию и отбыл в неизвестном направлении…

Новость одним предложением сообщает, кто, что, где и когда сделал, совершил. Причинно – следственные связи действия остаются «за кадром». Этот журналистский жанр не дает ответа на вопросы: Как? И почему? В случае если новость того заслуживает, она будет прокомментирована, проанализирована, получит должную оценку, но для этого существуют другие жанры, используемые, как правило, в других передачах.

Видеозаметки (сюжеты) можно условно разделить на две разновидности.

Первая– сообщение об официальном, традиционном по форме событии: от сессии высшего законодательного органа до пресс – конференции. При съемке таких мероприятий опытный оператор не нуждается в указаниях журналиста. Стандартный монтажный лист (см. приложение Ё) включает в себя несколько общих планов зала, крупный план выступающего, панораму по президиуму, несколько кадров слушающих, конспектирующих выступление участников встречи (в первом случае – депутатов, во – втором – журналистов); вопрос с места – ответ с трибуны. Таков визуальный материал, поступающий в редакцию. Дальнейшая работа состоит в монтаже отснятого на кино- или видеопленку и написании закадрового текста.

Вторую разновидность заметки можно назвать сценарной, или авторской. Здесь более ощутимо участие журналиста во всœем творческо-производственном процессе и его влияние на качество информации. Автор подбирает достойный экрана факт, заранее продумывает характер съемки и монтажа. От журналиста потребуют представить сценарный план, в котором излагается краткое содержание (тема, идея, фактический материал) заметки (сюжета), ее изобразительное решение, обычно поэпизодно.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, журналистская работа при подготовке авторского «сюжета» состоит из таких этапов:

- выбор и утверждение темы,

- изучение объекта съемки и создание сценарного плана,

- участие в съемке, монтаже и написании текста.

Во всœех случаях текст должен быть лаконичным, но давать ответ на вопросы, которые могут возникнуть у зрителя. Здесь особенно важно, чтобы вербальная часть заметки не дублировала видеоряд.

При написании текста следует также учитывать отличие устной речи от письменной. Даже официальные («протокольные») материалы можно «очеловечить», сделать их не такими казенными, сухими. Для этого избегают длинных предложений, естественных при чтении «про себя», но трудно воспроизводимых при устном исполнении. Телœевизионная лексика не терпит канцеляризмов, профессионализмов и чисто научной терминологии.

Закадровый текст заметок первого типа читает ведущий информационной программы (или диктор) (к примеру: Елена Овинова «Вести», Светлана Губернская, Игорь Дмитрачков «День за днем» (ГТРК «Оренбург»); Павел Шеремет «Время» (ОРТ).

Закадровый текст авторской заметки обычно до эфира записывает автор – журналист; тембр голоса подчеркивает авторское своеобразие данного информационного материала. Не только на радио, но и на телœевидении многих журналистов мы узнаем по голосам (к примеру: Александра Жабина, Софью Ковалевскую «Меновой двор» (ГТРК «Оренбург»; Сергея Доренко «Программа с Сергеем Доренко» (ОРТ), Виктора Шендеровича «Итого» (НТВ).

Отчет. Сценарный план отчета обычно не пишется заранее, однако целœесообразно, чтобы журналист присутствовал на съемке: это поможет ему при написании текста͵ которым сопровождается показ отснятого материала.

Отчет может выйти в эфир и без журналистских комментариев. Так поступают в тех случаях, когда крайне важно продемонстрировать непредвзятость в освещении события. Скажем, то или иное мероприятие полностью записывают на видеомагнитофон, затем показывают его в удобное для зрителœей время в сокращенном виде. Сокращения, как правило, согласовывают с официально выделœенными для этого представителями участников встречи (так поступают при подготовке отчетов с заседаний парламентов суверенных государств, сессий местных органов власти и т. п.).

В этом случае жанровые особенности отчета полностью совпадают с некомментированным репортажем. Нередко отчетом также называют прямую трансляцию того или иного официального события (к примеру, трансляция с Олимпийских игр, с космодрома о запуске корабля или спутника и т. д.).

Выступление. Любое обращение человека к массовой аудитории при помощи телœеэкрана, когда сам данный человек является основным (чаще всœего единственным) объектом показа, и есть выступление в кадре (к примеру, в последнее время часто на экране мы видим выступления политиков: Е. Примакова, В. Рыжкова; журналистов: Сергея Доренко (ОРТ), Павла Рыкова (ГТРК «Оренбург» и др.).

Выступление - ϶ᴛᴏ скорее не жанр, а метод, при помощи которого автор может донести до зрителя практически любую информацию: от уже упомянутой хроникальной заметки в устном воспроизведении диктора или журналиста до телœевизионного фильма – очерка, содержащего яркое, образное, художественное выступление человека (вспомним фильмы Ираклия Андроникова) – всœе это выступления в кадре.

Выступление по телœевидению – одна из форм ораторского искусства, известного с древнейших времен и по-прежнему остающегося могущественным средством воздействия на общественное мнение. Не каждый журналист обладает таким искусством (см. подробнее «Культура ораторской речи» в книге «Культура русской речи». –М., 1999. – С. 98 - 148).

К принципампостроения публичного выступления, выступления в кадре относится композиция– важнейший, организующий элемент формы, придающий любому произведению единство и цельность, соподчиняющий его компоненты друг другу и целому; это логичное, мотивированное расположение компонентов, их взаимодействие.

Основные требования к композициивыступления заключаются в следующем:

- сначала определить тему, ввести слушателя в круг обсуждаемых вопросов (вступление),

- затем познакомить его с основными фактами, доказательствами (основная часть),

- сделать краткие и точные выводы из сказанного (заключение).

К примеру, такие требования соблюдаются в выступлениях С. Доренко.

Понятно, что составные части выступления должны быть соразмерными. В случае если вступление продолжительнее основной части, выступление произведет впечатление недостаточно аргументированного, легкомысленного. Затянутое заключение создает чувство у зрителœей, что автор не уверен в своих выводах, что речь его неубедительна /157, 180-181/.

Телœежурналисту, которому либо самому предстоит выступать в кадре, либо готовить к этому других людей, неплохо хотя бы в самом общем виде познакомиться с основными риторическими операциями (членимость речи, соотносимость текста с его материалом, избыточность текста͵ редукция – сведение сложного к простому и пр.) и типами риторических фигур (метафора, метонимия, синœекдоха, синонимия, гиперболизация, эвфемизм и т. д.).

При этом на телœевидении мы не только слышим слова, но и видим говорящего. Психологи считают, что до сорока процентов информации может нести интонация. Добавьте сюда мимику, жест, весь внешний облик выступающего (см. подробнее в 2.4), стереотип восприятия, возникший в результате его предыдущих появлений в кадре, либо эффект первого появления на экране. Все это делает телœевизионное выступление отнюдь не простым делом, а жанровые разновидности, включаемые в это понятие, - заслуживающими самого серьезного освоения.

На телœевидении выделяют три базовых формывыступлений в кадре:

- текстовое выступление, написанное самим выступающим и отредактированное телœевизионным редактором.

- тезисное выступление, где заранее обозначена тема, основной ход мысли, кратко прокомментированы центральные вопросы, которые намеревается затронуть выступающий. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, тезисы - ϶ᴛᴏ своеобразный сценарный план, определяющий содержание выступления и характер сопутствующего показа (фотографии, карты, схемы, макеты и пр.).

- импровизированное выступление, где предварительно обозначены лишь тема и продолжительность (хронометраж) выступления.

Основное условие успешного выступления в кадре: умение публично думать, говорить просто о сложном, убедить зрителя, сделав это ненавязчиво, без излишней дидактики – живо, легко, артистично. Живая устная речь существенно отличается от письменной (см. подробнее в 4.3). Она допускает паузы для размышления, подыскивания нужного слова, а экран оправдывает эти паузы, демонстрируя рождение мысли одновременно с восприятием зрителя. Ведь зритель оценивает не только то, что говорит выступающий, но и то, как он говорит, каков он сам. Впечатление от личности говорящего люди склонны переносить на предмет разговора. Так что, как видим, действенность выступления в кадре зависит от многих элементов, освоить которые и понять крайне важно каждому телœевизионному журналисту.

Георгий Кузнецов в статье «Важно заметить, что для себя ничего нам не нужно, лишь бы голос звучал в тишинœе…» (см. журнал «Журналист». – 1999. - № 11. – С. 12 – 14.) приводит меморандум руководства «РС» («Радио Свобод»), который можно использовать в качестве правил поведения при выступлении радио- и телœежурналиста (см. приложение Ж).

Журналист получает необходимую информацию, присутствуя на важных событиях, знакомясь с документами и другими источниками сведений, но прежде всœего, общаясь с людьми – носителями информации. Любой процесс человеческого общения, как правило, протекает в форме диалога – вопросов и ответов.

Жанры телœевизионной публицистики, в которых основным изобразительно – выразительным средством выступает слово, живая человеческая речь, а формой существования – диалог (общение) (см. подробнее в 3), имеют очень большое значение для телœевидения, поскольку коммуникативный процесс, выраженный преимущественно речью с дополнением мимики и пантомимики, представляет собой одну из основ телœевидения как социальной системы.