Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Право IV. Реализация и применение права. Правосудие
просмотров - 272

новых отношений, которые хотя и охватываются правом, но в деталях не могли быть предусмотрены законодателœем.

В связи со всœем этим в правовой системе предусматривает- ся возможность восполнения пробелов в законодательстве, причем не путем правотворчества, а путем использования осо- бых институтов в процессе применения права. Право как ста- билизирующий фактор социальной жизни призвано решать долгосрочные задачи — регламентировать общественные от- ношения вперед на единых общих началах. Вместе с тем пра- во — не только стабильная, структурно сложная, функциональ- ная, но и динамическая, в известной степени саморегулирую- щаяся, самонастраивающаяся система. Конечно, изменение, развитие правовой системы, ее приспособление к новым усло- виям происходит главным образом в результате правотвор- ческой работы компетентных органов. При этом и в самом праве выработаны такие внутренние механизмы, которые дают воз- можность как бы смягчить в том или ином конкретном случае просчеты законодателя, обеспечить действие юридических норм в соответствии с требованиями развивающихся общественных отношений. Этим и достигается саморегулирование, самона- стройка правовой системы, ее эффективное функционирова- ние в условиях изменчивой, развивающейся среды, причем таким образом, что право сохраняет всœе время качество ста- бильной нормативно-правовой системы общественного регули- рования. В право как бы закладывается особая программа на случай появления пробелов, предусматриваются приемы их восполнения в процессе применения права. При этом не имеет решительно никакого значения, что в условиях совершенной, развитой нормативно-законодательной системы некоторые при- емы восполнения пробелов в законодательстве, к примеру ана- логия права, на практике используются крайне редко. Глав- ное — надлежащая оснащенность правовой системы необхо- димым набором юридических средств, при помощи которых восполняются пробелы. И всœе эти средства независимо от час- тоты их использования при решении юридических дел долж- ны находиться в «боевой готовности».

6. Правоприменительная деятельность — это организацион- ное выражение применения права, представляющее собой сис- тему разнородных правоприменительных действий основного и вспомогательного характера, выраженных в правопримени- тельных актах.

Глава восьмая

Уместно отметить, что при теоретическом осмыслении пра- воприменительных актов следует учитывать смысловые раз- личия, которые существуют между понятиями «решение юри- дического дела», «индивидуальное государственно-властное предписание» и «акт применения». В случае если первое из указанных понятий охватывает завершающее правоприменительное дей- ствие, второе указывает на результат правоприменения, то третье выражает результат решения юридического дела, рас- сматриваемый в единстве с его внешней, документальной фор- мой, т. е. является актом-документом.

Достойно особого внимания то, что соотношение между поня- тиями1 «решение юридического дела», «индивидуальное государ- ственно-властное предписание», «акт применения» в принципе такое же, как и соотношение между понятиями «правотворчес- кое решение», «юридическая норма» и «нормативный юриди- ческий акт».

Характер зависимости, «сцепления» между правотворчес- ким решением, юридической нормой, нормативным актом, с одной стороны, и между решением юридического дела, инди- видуальным государственно-властным велœением и актом при- менения — с другой, является практически одинаковым. Не свидетельствует ли это о том, что и тому и другому ряду пра- вовых явлений присущи некоторые общие закономерности? Положительный ответ на данный вопрос, думается, связан с тем, что в обоих случаях (и только в этих случаях) перед нами выражение активной государственной деятельности в сфере правового регулирования, направленной, в частности, на пра- вовое (в одном случае — нормативное, а в другом — индиви- дуальное) регулирование общественных отношений и объек- тивируемой в праве как институционном образовании.

7. В сфере реализации права, особенно частного, граждан- ского, приобретает значение самостоятельной юридической категории понятие «правовая активность». Оно в определœен- ной мере является однопорядковым с понятием «применение права», может быть охарактеризовано в качестве его альтер- нативы для случаев, когда участники общественных отноше- ний обладают правомочиями на индивидуальное автономное регулирование и в то же время не обладают статусом органов, наделœенных властными полномочиями. И то и другое понятие отражает активную инициативную деятельность лиц, которая влияет на функционирование механизма правового регулирова-

IV. Реализация и применение права. Правосудие

ния. И именно потому, что чрезвычайно существенно обосо- бить в процессе реализации права деятельность органов, наде- ленных государственно-властными полномочиями (с этой целью и ограничивается в смысловом отношении понятие «примене- ние права»), и в то же время осветить юридически значимую деятельность всœех иных участников общественных отношений, прежде всœего по частно-правовым, цивильным вопросам, по- нятие «правовая активность» в указанном выше специально- юридическом значении достойно занять весьма заметное мес- то в понятийном аппарате общей теории права.

Конечно, известный познавательный эффект может быть достигнут и при прямом наложении категории «социальная активность» в ее философском, общесоциологическом значе- нии на правовые явления. С этой точки зрения, к примеру, воз- можно говорить об активности правоприменительных органов. Но и в том и в другом случаях мы всœе же имеем дело с соци- альной активностью в философском, общесоциологическом, а не в специально-правовом значении. Не случайно в связи с этим ини- циативная работа͵ к примеру, правоприменительных органов может быть хорошо освещена и при помощи других понятий, таких, как качество, эффективность и др.

В сфере же реализации права понятие «правовая актив- ность» в специально-юридическом значении не перекрывается никаким другим и занимает свою свободную «клеточку» в по- нятийном аппарате науки.

Надо заметить также, что при указанном подходе к рас- сматриваемым понятиям отпадают какие-либо основания для такого смыслового расширения научных представлений о при- менении права, когда под последними принято понимать всœе актив- ные формы участия субъектов в процессе правового регулиро- вания: каждое из указанных выше понятий, дополняя друг друга, «работает» на своем участке теоретического освоения правовой действительности.

В ряде отраслей права, в частности гражданском, трудовом, в целом в сфере частного права, правовая активность субъек- тов, связанная с использованием права, может достигнуть весь- ма значительной степени интенсивности, глубины воздействия на правовое регулирование, на функционирование его меха- низма (к примеру, гражданско-правовые договоры являются не только юридическим фактом, но и средством автономного ин- дивидуального регулирования). В указанных случаях деятель- ность субъектов, обладающая известной юридической энергией,

Глава восьмая

хотя и отличается по своей природе от правоприменителыюй деятельности, в то же время значительно приближается к ней.

Отсюда возможен особый подход к вопросам реализаций права в рамках конкретных отраслей, входящих в сферу част- ного права, подход, при котором целœесообразно объединœенное рассмотрение всœех активных форм реализации, что не долж- но, однако, нивелировать качественные различия между при- менением права и правовой активностью.

8. Применение права связано с юридической практикой, среди которой особое место занимает судебная практика, что связано со значением правосудия. По основным своим харак- теристикам с правовой стороны судебная практика представ- ляет собой объективированный опыт индивидуально-правовой деятельности судов, складывающийся в результате примене- ния права при решении юридических дел.

Судебная практика так или иначе объективирована. Это зна- чит, что наряду с юридическими нормами существует внешне объективированная, весьма специфическая, подвижная и гиб- кая сфера правовой реальности — элемент правовой системы, участвующий в-правовом регулировании1. Эта сфера в норма- тивно-законодательных системах хотя и относится не к пра- вотворчеству, а к применению права, тем не менее вплотную примыкает к нормативной основе механизма правового регу- лирования. Значительно меньшую с юридической стороны роль играют иные (несудебные) разновидности юридической прак- тики; их значение, как правило, сводится к функциям обыча- ев, деловых обыкновений, к сигнальным функциям по цепи «обратной связи», свидетельствующим об эффективности дей- ствия нормативных юридических актов.

Предельно четкое размежевание между правотворчеством и индивидуально-правовой деятельностью и соответственно между нормативной основой правового регулирования и су- дебной (юридической) практикой — характерная черта норма- тивно-законодательных правовых систем2.

1 С. Н. Братусь и А. Б. Венгеров в свое время в книге «Судебная практика в советской правовой системе» (М, 1975) правильно указали на то, что судебная практика выступает относительно самостоятельным объективным явлением, специфической областью проявления общих закономерностей, обусловливаю- щих практическую деятельность.

2 В нормативно-судебных системах решения судебных органов приобрета- ют функции прецедентов — первичных источников юридических норм, и по-

IV. Реализация и применение права. Правосудие

Социальное значение юридической практики состоит пре- жде всœего в том, чтобы обеспечить более тесную связь права с жизнью, с практической деятельностью и ее последствиями. В известном отношении практика выполняет ту же функцию, что и аналогия в праве, обеспечивает вместе и в единстве с институтами применения права по аналогии динамизм пра- ва — такое положение, при котором право как система ста- бильных норм, не изменяясь по содержанию, способно в опре- делœенной степени учитывать изменяющиеся условия общес- твенной жизни.

А это возможно потому, что именно в юридической практи- ке сразу же, зримо, в адекватном для юриспруденции виде выявляются недостатки, несовершенства, возможные пути раз- вития действующих юридических норм. Притом юридическая практика служит здесь не только своего рода сигналом для законодателя, обеспечивающим обратную связь между правом и жизнью, но и механизмом, способным еще до законодатель- ных нововведений в какой-то мере смягчить негативный эф- фект от несовершенного закона.

Посредством судебной практики в ткань правовой действи- тельности может включаться новый элемент — правоположе- ние. Дело в том, что каждый акт суда, связанный с применени- ем права к конкретному жизненному случаю,— это крупицы опыта͵ из суммы которых складывается практика. Со време- нем в отношении однотипных, повторяющихся ситуаций, тех или иных категорий дел данный опыт проверяется жизнью, обо- 'гащается, становится устойчивым, обобщается в актах выше- стоящих судебных и иных юридических органов. Но всœе же основа его — первичный живой опыт применения закона, со- держащийся в актах повсœедневной, текущей практики.

Суть этого опыта состоит в том, что в актах суда, содержа- щих решение юридического дела, выражено то или иное пра- вовое понимание данной юридической ситуации, воплощено конкретизированно усвоенное применительно к ситуации со- держание юридических норм. Словом, фиксируется суждение

тому объективированный опыт судебных органов, как только он получает нор- мативное значение, сразу же вливается в нормативную основу механизма правового регулирования. В связи с этим в таких системах в принципе отсут- ствует почва для существования судебной практики (кроме текущей) как осо- бой юридической реальности, т. е. чего-то отличного от действующей системы правовых норм.

Глава восьмая

правоприменительного органа, так или иначе конкретизирую- щее содержание закона по отношению к данным фактическим обстоятельствам. В случае если бы это суждение не было результатом судебной деятельности, то оно вообще не выходило бы за преде- лы правосознания. Но оно объективировано в правопримени- тельном акте, воплощено в самом решении дела и потому пред- ставляет собой нечто большее и юридически более значимое, чем просто явление правосознания, а именно объективирован- ное правокошсретизирующее суждение. Это и есть правополо- жение.

Под рассматриваемым углом зрения правоположения пред- ставляют собой как бы оторвавшиеся от самого правосознания его уплотненные, активные сгустки — специфические право- вые явления из сферы правоприменения, находящиеся на гра- ни правосознания и таких объективированных форм правовой деятельности, как правовые предписания — нормативные и индивидуальные. Причем степень отрыва правоположений от правосознания и приближения к предписаниям различна в зависимости от формы юридической практики; степень такого приближения, к примеру, наиболее значительна в актах руко- водящей практики, исходящих от судов высшей юрисдикции (Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбит- ражного Суда).

Правоположения нераздельно связаны с действующими юридическими нормами, со смыслом, духом действующего за- конодательства, носят подзаконный, поднормативный харак- тер. Οʜᴎ не входят в нормативную основу механизма правово- го регулирования, не могут служить самостоятельным основа- нием возникновения прав и обязанностей, критерием право- мерного поведения. Во всœех случаях они остаются явлениями, относящимися к области правосудия. Но будучи объективиро- ванным результатом судебной, иной индивидуально-правовой деятельности судов, правоположения, не сливаясь с действу- ющими нормами, представляют собой относительно самостоя- тельные правовые явления, специфическую разновидность правовой реальности.

Вместе с тем нужно учитывать и другое. Поскольку судеб- ная практика выражена в положениях, которые весьма близки к юридическим нормам и к тому же нередко формулируются в качестве нормативных, эти положения при известных обстоя- тельствах (при формировании правовой системы, при значи-


Читайте также


  • - IV. Стеноз a. pulmonalis

    III. Атрезия трехстворчатого клапана А. Встречаемость: 2-5% больных с синими пороками сердца. Б. Анатомия. 1. Присутствуют четыре основные аномалии: 1) атрезин трехстворчатого клапана, 2) ДМПП, 3) гипоплазия ПЖ, 4) ДМЖП. Кровь обычно поступает в ПЖ через ДМЖП. 2. У 30% больных... [читать подробенее]


  • - IV. Дефекты межжелудочковой перегородки (ДМЖП)

    III. Полный (открытый) предсердно-желудочковый канал А. Эмбриология: выраженные дефекты развития эндокардиальных валиков. Б. Патология. 1. Значительный атриовентрикулярный дефект, включающий как меж-предсердную, так и межжелудочковую перегородку. 2. Патология... [читать подробенее]


  • - IV – малонебезпечні (бензин, фенол).

    Що шкідливіша речовина, то складніше здійснити захист атмосферного повітря і то нижчий його ГДК. Для кожної речовини встановлюються два нормативи: максимальна разова і середньодобова. Максимальна разова ГДК встановлюється для попередження рефлекторних реакцій у... [читать подробенее]


  • - Базилика Максенция-Констрантина в Риме, нач. IV века

    Это одно из лучших достижений строительного искусства римлян: «Все великолепные сооружения Максенция, как храм Ромы (Urbis) и базилику, сенаторы посвятили за заслуги Флавию [Константину]….» (Аврелий Виктор, О цезарях, 40, 26) (рис. 10.25). Здесь цилиндрические своды, пересекаясь,... [читать подробенее]


  • - Культовые и мемориальные сооружения IV в. до н. э.

    Храм Артемиды в Эфесе был перестроен вскоре после пожара 365 г. до н. э. архитектором Дейнократом. План грандиозного диптера VI в. до н. э. был в ос­новном сохранен, лишь стилобат был поднят на несколько ступеней. Низ колонн, как и в ар­хаическом храме, был украшен богатыми... [читать подробенее]


  • - IV. Мировая система. Проблемы глобализации. Место России в мировом сообществе.

    Предупреждение и разрешение социальных конфликтов. Стадии развития конфликтов. 1. перевес одной из сторон позволяет навязать более слабому свои условия прекращения конфликта. 2. борьба идет до полного поражения одной из сторон 3. затяжной характер из-за недостатка... [читать подробенее]


  • - Комплекс мужского костюма на вторую половину XIVв. - начало XVвека.

    1) Брэ. Шьется из белого льна. Перед пошивом обязательно постирайте и прогладьте купленную ткань! Лён имеет неприятную особенность «садиться», то есть ваша одежда после пошива может уменьшится в размерах под воздействием влаги. Длина до колен или чуть выше. Крой: ... [читать подробенее]


  • - РАЗРЕЗ IV

    РАЗРЕЗ II РАЗРЕЗ IV 3 I II 4 5 15,0 15,0 3,8 5,3 5,3 7,5 5,3 3,8 Рис.2.3.Поперечные профили земляного полотна первого варианта реконструкции обгонного пункта ВАРИАНТ 2 РАЗРЕЗ I I II 4 5 15,0 15,0 3,8 5,3 5,3 7,5 3,8 I II 4 5 15,0 15,0 3,8 5,3 5,3 7,5 3,8 Рис.2.4.Поперечные... [читать подробенее]


  • - XII—XIV вв.

    1 — дворец; 2 — аркада теремца (фреска Кнево-Софийского собора); 3 — трехэтажный столп с шатром; 4 — крещатая крыша; 5 - бочечная крыша на тереме (Радзивилловская летопись) 6 - бочечная крыша, гульбище, вышка (Хроника Амратола) 7 - 9 - кубоватые крыши (Радз. лет.) 10 -... [читать подробенее]


  • - XII—XIV вв.

    1 — дворец; 2 — аркада теремца (фреска Кнево-Софийского собора); 3 — трехэтажный столп с шатром; 4 — крещатая крыша; 5 - бочечная крыша на тереме (Радзивилловская летопись) 6 - бочечная крыша, гульбище, вышка (Хроника Амратола) 7 - 9 - кубоватые крыши (Радз. лет.) 10 -... [читать подробенее]