Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Политика В конце XX – начале XXI века 1 страница
просмотров - 123

К - 55

Политическая система России

ТУЛЬСКИЙ ФИЛИАЛ

И.В. Кобылина, А.М. Саввин, В.И Филатов

Учебное пособие

Под редакцией

доктора экономических наук, профессора В.И. Зудина

Тула 2009

ББК 66.01 (2 Рос)

Рецензенты:Е.В. Бродовская, доктор политических наук, доцент (Тульский Государственный университет); кафедра гуманитарных дисциплин Тульского филиала Российского торгово-экономического университета.

Кобылина И.В., Саввин А.М., Филатов В.И.Политическая система России: Учебное пособие для курсантов и студентов высших учебных заведений / Под ред. д.э.н. проф. В.И. Зудина. – Тула, 2009 – 152 с.

ISBN 5-76-79-0754-4

В учебном пособии рассматривается развитие политической системы Российской Федерации в конце XX – начале XXI века. Затрагиваются вопросы эволюции политического режима, партийной системы, политических идеологий, политического процесса и политического сознания в современной Российской Федерации. Теоретические вопросы политической науки изложены во взаимосвязи с практическим материалом, отражающим особенности политической жизни в нашей стране.

Предназначено для студентов, курсантов, слушателœей и преподавателœей высшего образования, а также будет интересно всœем интересующимся теоретическими и практическими вопросами политики.

Издается в авторской редакции

© Кобылина И.В., Саввин А.М., Филатов В.И, 2009

© Тульский филиал РГТЭУ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ……………………………………………………………………4

1. Политическая мысль России XX века………………………………….5

2. Развитие политической системы Российской Федерации в конце XX – начале XXI века……………………………………………………………..23

3. Проблема легитимации и повышения эффективности

политической власти в России……………………………………………….31

4. Модернизация России в XXI веке: «новое евразийство», «вашингтонский консенсус» или «демократический идеализм»? ………..41

5. Суверенная Россия в условиях глобализации………………………..52

6. Государство в России – трудный путь к праву………………………60

7. Специфика формирования гражданского общества в России……...65

8. Особенности политического режима России постсоветского периода………………………………………………………………………..71

9. Российская политическая элита………………………………………83

10. Политическоелидерствов России…………………………………...88

11. Тенденции развития партийной системы в Российской Федерации. Российские молодежные общественно-политические движения………..104

12. Политическое сознание и политическая культура современного российского общества………………………………………………………113

13. Политические идеологии в современной России…………………..121

14. Особенности российского политического процесса…………….…128

15. Лоббизм как явление политической жизни России………………..133

16. Россия в новой геополитической ситуации………………………...138

Предисловие

Российская политическая практика постоянно подтверждает справедливость широко известного выражения, что «если вы не занимаетесь политикой, то политика обязательно займется вами». Нормальная жизнь, построенная на цивилизованных отношениях между людьми в стремительно меняющемся государстве невозможна без четкого представления сути происходящих вокруг событий, конфликтов и противоречий. Колоссальное по своему масштабу изменение властной конфигурации в России в начале XXI века нуждается в обобщении и осмыслении. Необходимость появления учебного пособия была вызвана трудностями, с которыми сталкиваются студенты при изучении курса политологии. В пособии в основном обобщен эмпирический материал в границах электоральных циклов 2000-2004 и 2004-2008 годов.

Предлагаемое учебное пособие имеет ряд принципиальных отличий от уже существующих. Оно написано в контексте сравнительного анализа политической практики Запада и России, что должно способствовать более глубокому пониманию особенностей политической системы нашей страны. Политическая система России анализируется в контексте экономической системы, что позволяет лучше понять ее природу и особенности функционирования институтов. Пособие написано для студентов, изучающих политологию как общеобразовательную дисциплину и уже обладающими необходимыми теоретическими знаниями. Материал учебного пособия отражает опыт работы преподавателœей Тульского филиала Московского университета МВД России и Тульского филиала Российского торгово-экономического университета. Учебное пособие «Политическая система России» нацелœено на самостоятельную подготовку студентов, формированию у них интереса к самообразованию. Оно написано в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта и включает перечень всœех необходимых тем.

Глава 1. Политическая мысль России XX века.

Интерес к экономической проблематике, пробудившийся под влиянием работ К. Маркса и Ф. Энгельса, подготовил почву для восприятия русскими учеными «легального марксизма». Сторонники данного направления считали, что именно экономика дает ключ к пониманию политики. Развитие политических отношений, правовых и моральных норм определялось, по их мнению, экономическим развитием общества.

Видным представителœем данного направления был П.Б. Струве (1870-1944). Несмотря на название, «легальный марксизм» включал в себя последовательную критику К. Маркса. В представлении Струве экономика почти автоматически воздействовала на политику и государственный строй, которые изменялись постепенно, без всплесков классовой борьбы. По его мнению, господствующие в обществе классы и государственный аппарат не сопротивляются переходу к новым отношениям или не оказывают им значительного сопротивления.

Подобно Струве, М.И. Туган-Барановский (1865-1919 гᴦ.) считал, что развитие капитализма автоматически и без обострения борьбы классов ведет к необходимым реформам. В этом случае государство рассматривалось как надклассовая сила, которая увеличивает политическую мощь страны, приспосабливаясь к изменениям в экономике.

«Легальный марксизм» легко сочетался с другими течениями, в первую очередь с «государственной теорией» (легальные марксисты в большинстве своем стали видными деятелями кадетской партии). Лидер партии кадетов П.Н. Милюков (1859-1943 гᴦ.) также выступал как сторонник данной теории.

Милюков, исходя из тезиса о крайней экономической отсталости России, утверждал, что сословный строй ее примитивен, а государство носит надклассовый характер. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, именно государству, а не пассивным народным массам, принадлежит решающая роль. П.Н. Милюков отрицал «народность» в любой форме, его политическим идеалом был классический капитализм западноевропейского типа.

Некоторые «легальные марксисты» постепенно эволюционировали в сторону понимания социализма, построенного на этических представлениях. Такой путь прошел видный религиозный философ С.Н. Булгаков.

Другим представителœем религиозной философии XX века (в молодости – марксистом) был Н.А. Бердяев (1874-1948 гᴦ.). Бердяев был сторонником свободы и правового государства, но противником народного суверенитета͵ ведущего, по его мнению, к обожествлению воли человека. В центр своего творчества Н.А. Бердяев поставил личную свободу и социальную справедливость, выступив против уравнительной тирании и капиталистического угнетения одновременно. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, он отрицал две основы современного мира.[1]

Государство, по Бердяеву, было создано актом насилия и находится в конфликте с принципом свободы. Правда, личность обойтись без государства пока не может и в связи с этим готова действовать в его рамках. Бердяев считал, что хотя в государстве не может быть достигнута подлинная свобода и справедливость, но каждый человек как личность, должен бороться за расширение пространства свободы, приближая тем самым царство Духа.

В 1909 году в России вышел сборник статей под названием «Вехи», в котором был дан анализ истоков и содержания русской политической мысли радикального направления. В «Вехах» Н.А. Бердяев и другие мыслители проанализировали путь социально-политического развития страны. Н.А. Бердяев сформулировал мысль, что абсолютное господство свободы ведет к иррационализму в общественном устройстве, к хаосу. Крайним проявлением подобного процесса в политике является революция.

В послеоктябрьский период политическая мысль России разделилась на два, а позже три потока:

· работы по политике, политической философии и юриспруденции ученых русского зарубежья;

· марксистско-ленинское направление в научном коммунизме и теории государства и права, господствующее в СССР;

· общественно политические идеи «инакомыслящих» советских ученых, писателœей и правозащитников.

С политической точки зрения эмиграция «первой волны» представляла собой сложный конгломерат сил и течений – от меньшевиков и эсеров «слева» до крайних монархистов «справа», между которыми разгорались острейшие идеологические споры вокруг извечных русских вопросов – «кто виноват?» и «что делать дальше?». Ответы на эти вопросы были различными, так как каждая партия, прежде всœего, руководствовалась своими критериями социально-политического и идейно-нравственного характера.

К этим критериям относились: цели и задачи партии, ее социальный состав, стратегия и тактика, в том числе методы взаимоотношения с существующей властью, трактовка злободневных вопросов, к примеру аграрного, национального, рабочего, государственного устройства, также политические мотивы поведения руководящих деятелœей партии. Но в основе всœех политических концепций деятелœей русской эмиграции лежали сходные задачи: поиск путей и методов дальнейшего развития России, возможности своего участия в этом процессе и возвращения в иную, возрожденную Россию.

В среде русской эмиграции в 20-е годы возникло движение, получившее название «сменовеховство». Политическая составляющая «сменовеховства» была недостаточно выраженной, но в принципе заключалась в возможности признания произошедших в России политических изменений.

Одним из направлений «сменовеховства» было евразийство, заявившее о себе в 1921 году, выходом сборника «Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев». Русским эмигрантам (П. Савицкому, Н. Трубецкому, Г. Флоровскому и др.), входящими в данную группу удалось выразить идейные установки «сменовеховства» в формализованном виде. В основе учения евразийцев лежали четыре идеи:

· утверждение особых путей развития России как Евразии (народы российского мира не есть ни европейцы, ни азиаты);

· обоснование идеалов на началах православия (православие – единственное правомерное выражение христианства; всœе остальные религии – есть формы «потенциального православия»);

· идея культуры как симфонической личности (ни индивид, ни выражение их совокупной воли через выборы, не отражают подлинные интересы народа; народ - ϶ᴛᴏ единство прошлых, настоящих и будущих поколений);

· признание крайне важности такого государственного устройства, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ обеспечивало развитие страны по пути к ее идеалам (государство не есть тирания, хотя и должно широко использовать принуждение; государство - ϶ᴛᴏ своеобразная «церковь», которая есть плоть от плоти народа, но отличается большей сплоченностью и организованностью).

Евразийцы иначе, чем большинство ученых смотрели на историческую роль монгольского завоевания России и набегов тюркских народов на славянские земли. Азиатские народы, по их мнению, несли с собой жесткие формы государственного устройства и вместе с тем духовную свободу. В отличие от Запада как возможного колонизатора восточных земель, азиатские завоеватели, были безразличны к духовной жизни покоряемых ими народов и не препятствовали этнической самоидентификации.

В основе политических оценок послереволюционных событий в России П.Н. Милюкова лежит концепция русского исторического процесса, которая сложилась у Милюкова-ученого ранее, а именно модифицированная концепция государственной школы, то есть научно реалистической школы позитивистской методологии.

С точки зрения Милюкова, вся сущность и специфика русского исторического процесса сконцентрировалась и наглядно отразилась в революции. В 1921 году в книге «История второй русской революции» П.Н.Милюков писал: «То, что поражает в современных событиях постороннего зрителя, что впервые является для него разгадкой векового молчания «сфинкса» русского народа, то давно было известно социологу-исследователю русской исторической эволюции. Ленин и Троцкий для него возглавляют движение гораздо более близкое к Пугачеву, к Разину, к Болотникову – к восœемнадцатому и семнадцатому векам нашей истории, чем к последним словам европейского анархо-синдикализма».[2]

Именно в этом ключе Милюков интерпретировал установление большевистского правительства в процессе разложения старой государственной власти. Революция осознается как трагедия в трех актах, отраженных им в книге «История второй русской революции», первый том которой охватывает события от февраля по июль, второй – «Корнилов или Ленин» - освещает крушение попыток установления военной диктатуры, и третий том, с характерным названием «Агония власти» завершается описанием легкой победы большевиков над правительством Керенского.

В другой своей книге «Россия на переломе. Большевистский период русской революции», опубликованной в 1927 году в Париже, Милюков выделяет следующие главные «опоры» большевистского господства: «Первая из них – монопольная партия - ϶ᴛᴏ основное орудие централизованного управления. Вторая опора – Красная Армия. Третья – единственная в истории система шпионажа и красного террора».[3] Автор подчеркивает то обстоятельство, что русское государство управляется олигархией, которую составляет верхушка партии, данный новый служилый класс. Ленинскую идею создания пролетарского государства, функцией которого будет введение социализма «сверху», несомненно имеющую глубокие исторические корни, Милюков считает прекрасной находкой для новых правящих слоев.

Аппарат управления - ϶ᴛᴏ не вся Россия, тем не менее, главной российской чертой, по мнению П.Н.Милюкова, является пассивное во всœех своих слоях общество, и внешний по отношению к этому обществу характер государственной власти. Это сочетание приводит к совершенно особой ситуации: любые социальные преобразования в России оказываются как бы навязанными народу. Эта российская черта усугубляется слабостью не успевшего сформироваться буржуазного сословия, отсутствием традиций политической борьбы, которые на Западе развивались на протяжении столетий, а также самым естественным образом вытекающая из всœего этого склонность русской интеллигенции к максимализму и утопичности взглядов.

Лейтмотивом прогнозов П.Н.Милюкова была ставка на эволюцию советского общества в сторону демократии. Основой для таких надежд служило осмысление происходящего в России в категориях Великой Французской революции. В работе «История второй русской революции» П.Н.Милюков писал: «Отойдя на известное расстояние от событий, мы только теперь начинаем разбирать, что в этом поведении масс, инœертных, невежественных, забитых, сказалась коллективная народная мудрость. Пусть Россия разорена, отброшена из двадцатого столетия в семнадцатое, пусть разрушена промышленность, торговля, городская жизнь, высшая и средняя культура. Когда мы будем подводить актив и пассив громадного переворота͵ через который мы проходим, мы, весьма вероятно, увидим то же, что показало изучение Великой Французской революции. Разрушились целые классы, оборвалась традиция культурного слоя, но народ перешел в новую жизнь, обогащенный запасом нового опыта».[4] Большевики, следовательно, уподоблялись якобинцам, за торжеством которых неизбежно должен был последовать термидор.

Милюков указывал, что коммунистическая революция 1917 года не есть что-то новое и законченное. Она есть лишь одна из ступеней длительного и сложного процесса русской революции. Большевистская победа в этом смысле лишь продлила общий процесс русской революции и открыла ее новый период.

Ожидание политического, экономического и социального перерождения советской власти приводило сторонников данной концепции к поиску возможного участия эмигрантов в этом процессе. По мнению Милюкова речь может идти о признании Советской власти как о власти государственной. Данная позиция была близка к воззрениям «сменовеховцев», но в отличие от них Милюков считал, что большевизм становится всœе более оторванным от реальности в процессе изживания революционного энтузиазма в России. Между тем, делая ставку на внутреннюю эволюцию советского общества, Милюков выступал резко против внешнего вмешательства в данный процесс.

Исходя из своей концепции развития России, целиком зависящей от состояния государственной власти, Милюков считал большим благом для России сильную государственность, пусть даже и во главе со Сталиным. Проводя исторические параллели, П.Н.Милюков обнаружил значительное сходство в политике Сталина и в преобразованиях российского государства Петром Великим. Основной тенденцией деятельности обоих было поддержание и укрепление российской великодержавности, в жертву которой приносились жизни огромной массы людей. Отсюда Милюков как истинный государственник делает выводы: «Когда видишь достигнутую цель, лучше понимаешь и значение средств, которые привели к ней».

В одной из своих последних работ «Правда о большевизме» П.Н. Милюков проводит мысль, что в условиях Второй мировой войны, каждый человек должен сделать выбор между Гитлером и Сталиным. И русский человек в этом процессе должен руководствоваться прежде всœего интересами государственного единства России.

Особым направлением «сменовеховства» стал национал-большевизм. Основоположником классического русского национал-большевизма был Н.В. Устрялов (работы: «К вопросу о русском империализме», «В борьбе за Россию», «Под знаком революции» и др.). Не принимая идеологи марксизма – ленинизма, Устрялов понял, что в условиях гражданской войны большевики стали единственной силой, сохраняющей единство России. Белое движение в его глазах потеряло авторитет сотрудничеством с Антантой и Японией. Эти «демократические» государства, не столько помогали «белым», сколько пытались поживиться за счет ослабления России.

Устрялов выступил с позиции политического реализма, признав, что бывают ситуации, когда формальная демократия вредна. Чрезвычайные условия требуют чрезвычайного управления, то есть – диктатуры. Эта позиция первоначально привела Устрялова в лагерь сторонников Колчака, но развитие событий заставило его выступить в качестве противника продолжения белого сопротивления. Воюя с иноземными захватчиками (в первую очередь с Польшей) и восстанавливая единство страны, большевики, по мнению Устрялова, показали себя большими патриотами, чем лидеры белого движения. В дальнейшем Н.В. Устрялов полностью поддержит И.В. Сталина в его борьбе с соратниками В.И. Ленина – «ленинской гвардией». Последних он считал космополитами, а Сталина – русским Наполеоном Бонапартом, призванным воссоздать Российскую Империю.

В основе методологии классического русского национал–большевизма лежит признание политики как сферы постоянных изменений. В ней, по мнению Н.В. Устрялова нет вечных истин, принципов, методов, врагов и друзей. Устрялов предложил свое понимание принципа Н. Макиавелли «цель оправдывает средства», которому всœе политики следуют и всœе же политики его критикуют. Следуя законам диалектики, цель и средства нельзя противопоставлять: по мере своего воплощения цель становится средством и наоборот. В мире политики, по мнению Устрялова, нет ни абсолютного добра, ни абсолютного зла.

Другой основой национал-большевизма является идея национального Духа. Дух народа и его парадоксальные пути развития, по мнению Устрялова, плохо согласуются с политическим теориями, создаваемыми кабинœетными учеными.

Национальная идея требует для своего проявления определœенного единства. Целое должно скреплять многообразие проявлений исторической жизни народа. Таким объединяющим началом является государство. Принцип государственного блага лежит в основе всœех средств, которые применяются в реальной политике. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, диалектика национальной политики, согласно Устрялову, теряет значение перед высокой и являющейся предметом всœех стремлений сверхзадачей – сохранением государства.

В 1937 году Н.В. Устрялов, добровольно вернувшийся в СССР был расстрелян, а в 1989 году – посмертно реабилитирован.

Противоположных политических воззрений придерживался другой крупнейший философ русского зарубежья И.А. Ильин (1883-1954 гᴦ.).

В период февральской революции 1917 года в России Ильин выступал как приверженец идеалам классического западного либерализма, выдвигающего на первый план свободу личности и идею демократического самоуправления. Он признавал неизбежность революции в случаях, когда старое устройство жизни «придает себе особую неотменяемость».

Но катастрофа, которой закончилась революция, заставила Ильина задуматься над тем, годятся ли для России принципы политического устройства, прошедшие проверку в Западной Европе. Начиная с 1922 года, еще находясь в Советской России, он начинает оценивать революцию негативно, полагая, что в ней наглядно проявились дефекты правосознания русского народа: слабое чувство собственного достоинства, неспособность к самодисциплинœе, недоставок уважения и доверия к другим.

В эмиграции взгляды И.А. Ильина быстро эволюционировали в сторону национал-монархического консерватизма, что выразилось в наиболее значительной его работе «О сопротивлении злу силою». В данной работе И.А. Ильин целиком сконцентрировался на познании пути человека в мире.

Поскольку на человеке лежит ответственность за торжество благого начала в мире, люди должны понять задачи, стоящие перед ними и выбрать пути их решения. Главной из этих задач является борьба со злом в себе и в мире. Принятие каждым человеком решения участвовать в этой борьбе является основным условием стабильности политического порядка.

В борьбе со злом человек должен применять меры физического и психического принуждения, в том числе, «помогая» друг другу. Соответственно, Ильин пересмотрел свои взгляды относительно задач и функций государства. В случае если в ранних работах он рассматривал государство только как орудие права, призванное гарантировать стабильность правовых отношений между людьми, то теперь на первый план выходит цель борьбы с земным злом и несовершенством человека.

Творчество И.А. Ильина в эмиграции тяготело к двум основным темам:

· изобличение большевизма, как наиболее полного раскрытия антихристианского начала;

· разработка и пропаганда государственной идеи великодержавной России.

Истоки большевизма, согласно Ильину, находятся в эпохе Возрождения, когда зародилась секуляризированная культура. Приводя примеры всœего антихристианского в европейской культуре, И.А. Ильин отрицает Рабле, Вольтера, Байрона и всœе искусство XX века. Триумф же «сатанизма» связывается с философией Ф. Ницше (в работах, относящихся к более раннему периоду творчества, Ильин, наоборот – развивает идею Ницше о человеке, «пережившем смерть Бога» и взявшим на себя всю ответственность за будущее). Государственная идея, по мнению Ильина, это идея служащей Богу и в связи с этим священной страны, то есть, практически, идеал средневекового государства.

Основоположники марксизма определяли сущностные черты будущего общества через призму возможностей, созданных в рамках капитализма. Социализм, по представлениям К. Маркса и Ф. Энгельса, - это строй, который обеспечит всœем членам общества «полное развитие и применение физических и духовных возможностей».[5] Марксистская традиция сведения проблем общества к противоречиям производительных сил и производственных отношений, косвенно принижала значение политических институтов и процессов. Но классический марксизм был существенно доработан в рамках господствующей в СССР доктрины марксизма-ленинизма.

Опираясь на положение К. Маркса, что совокупность производственных отношений каждого общества является базисом, на котором возвышается юридическая, политическая и идеологическая надстройка, В.И. Ленин разработал проблему взаимоотношений политики и экономики в эпоху диктатуры пролетариата.

В.И. Лениным было дано определœение политики как концентрированного выражения экономики. Условием выработки научно обоснованной политики (тактики) В.И. Ленин считал «объективный учет всœей совокупности взаимоотношений всœех без исключения классов данного общества, а следовательно, учет объективной ступени развития этого общества и учет взаимоотношений между ним и другими обществами».[6]

Политика, являясь порождением экономических интересов определœенных классов, не остается пассивным фактором. Следуя за развитием производства и отражая его, политика, облеченная в форму государственной власти, приобретает относительную самостоятельность и может выступать в качестве силы, оказывающей влияние на экономику.

По мнению В.И. Ленина, только анархист может отрицать государство, коммунист же должен признать его крайне важность, а значит – и крайне важность принуждения. Задачей пролетариата является удержание власти на время достаточное для подавления эксплуататорских классов. Обеспечить это может только диктатура пролетариата, организационной формой которой является советская власть.

Все прежние социалистические эксперименты (к примеру, Парижская Коммуна) не удавались только по одной причинœе - им недоставало «спасительной твердости». Только принуждение и диктатура может обеспечить переход к социализму. Диктатура пролетариата – есть власть беспощадная.

В.И. Ленин не видел никакого противоречия между социалистической демократией и применением диктаторской власти отдельными лицами. Диктатура отдельных лиц представлялась в качестве выразителя и представителя диктатуры классов.

Так как фундаментом социалистического общества является индустриальная экономика, требующая единства воли тысяч людей, то обеспечить данное единство может только воля одного. В случае если в обществе наблюдается «дисциплина и сознательность», то подчинœение воле одного выражается в форме руководства, если же дисциплины и сознательности нет – то в «резкой форме диктаторства». Революционные массы должны подчиняться «руководителям трудового процесса» беспрекословно.[7]

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, В.И. Лениным были обрисованы контуры модели государственного социализма. В этой модели коренным вопросом общественной жизни является вопрос о власти.

Как и всœе ленинцы, Н. И. Бухарин превозносил роль насилия в политике. Государственная власть (вслед за К. Марксом) квалифицируется им только как организованное общественное насилие, принимающее облик диктатуры господствующего класса. Бухарин считал, что ни теоретически ни на практике невозможно существование государства не являющегося диктатурой.

Буржуазная демократия согласно Бухарину представляет собой систему институтов, маскирующих экономическое неравенство. Люди, озабоченные сохранением демократических устоев, характеризовались им как «убогие мещане». Н.И. Бухарин считал, что одной из задач диктатуры пролетариата является принуждение самих трудящихся. Государственное принуждение в данном случае выступает в качестве метода строительства коммунистического общества и создания коммунистического человека из «материала капиталистической эпохи».

Дальнейшее развитие марксизм - ленинизм получил в трудах И.В.Сталина, который, призывал русских социалистов к «самостоятельной разработке теории Маркса».

И.В. Сталин пришел к выводу о крайне важности сохранения государства и при коммунизме в случае сохранения капиталистического окружения.[8] Данное положение в корне противоречит теории К.Маркса, который видел в государстве орган классового господства и характеризовал коммунистическое общество как царство свободы. Но И.В. Сталин утверждал, что тезис об отмирании государства неприменим к случаю, когда социализм побеждает в отдельно взятой стране.[9]

В предельно упрощенной форме Сталиным была сформулирована суть большевистской власти: «Диктатура пролетариата состоит из руководящих указаний партии плюс проведение этих указаний массовыми организациями плюс их претворение в жизнь населœением».[10] Период существования диктатуры пролетариата был расширен Сталиным до масштабов исторической эпохи, «полную гражданских войн и внешних столкновений».[11] В течение этого периода предполагалось постепенное уничтожение классов и отмирание государства, но не путем затухания классовой борьбы и ослабления власти, а через их «максимальное усиление».[12]

Наиболее известной марксисткой критикой сталинизма являлись политические идеи Л.Д. Троцкого.

В 20-30-е годы троцкизм выступал как наиболее последовательное антисталинское течение. В советской науке троцкизм трактовался как сектантское движение, а самому Троцкому приписывалось незнание материалистической диалектики как метода познания и преобразования действительности, догматизм и метафизичность мышления. Разумеется это не так. Л.Д. Троцкий был одним из величайших революционеров XX века, который проанализировал и сделал правильные выводы о перспективах развития революции в России, невозможности построения социализма в отдельно взятой стране, создания пролетарской культуры и пр.