Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Политика В образовании 2 страница
просмотров - 121

Литература

Авцинова Г.И. Социально-правовое государство: сущность, особенности становления// Социально-гуманитарные знания. - 2000. - № 3.

Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и политические пробле­мы. -М. 1997.

Калина В.Ф. Принцип федерализма на российской почве// Социально-гуманитарные знания. - 2000. - № 1.

Козлихин И.Ю. Идея правового государства: история и современность. - СПб., 1993.

Кочетков А.П. Некоторые особенности социально-политической эволю­ции Российского государства// Вестник МГУ. Сер. 12. - 2002. - № 1.

Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права// Государство и право.-2001. -№7.

Миголатьев А.А. Философия государства// Социально-гуманитарные зна­ния. - 2001. -№ 6.

Романов P.M. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление// Полис. - 1998. - № 5.

Спиридонова В.И. Слабое и сильное государство как две исторические модели в современных условиях// Вестник МГУ. Сер. 12. - 2001. - № 4.

Станкевич Э.А. История крушения СССР: политико-правовые аспекты. -М.: Изд-во МГУ, 2002.

Сумбатян Ю.Г. Монархия - традиционная форма государственности// Вестник МГУ. Сер. 12. - 2001. - № 1.

Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий// Государство и право. - 1997.-№ 2.

Федотова В. Социальное государство и рынок// Свободная мысль. - 2002. -№7.

Хабибулин А.Г. Научные основы типологии государства: вопросы теории и практики. - СПб., 1997.

Хасбулатов Р.И. Бюрократическое государство. - М., 1991.

Чиркин В.Е. Современное государство. - М.: Международные отношения, 2001.

Чиркин В.Е. Общечеловеческие ценности и современное государство// Г'осударство и право. - 2002. - № 2.

Шинкарецкая Г.Г. Союзное государство Белоруссии и России// Государ­ство и право. - 2001. - № 4.

Контрольные вопросы и задания

1. Вспомните, какие основные функции выполняет государство. Проанализируйте высказывания российских мыслителœей (приводятся ниже) и определите, какие из них направлены на социальную сферу жизни общества:

а) Ю. Крижанич («Из политических дум»): царская обязанность «учинить многолюдство, заботиться о мире, установить дешевизну, печалиться и заботиться о чести народной и о содействии общему благу»;

б) М. Ломоносов («О размножении и сохранении российского народа»): «Начало сего полагаю самым главным делом: сохранением и размножением российского народа, в чем состоит величество, могущество и богатство всякого государства, а не обширности, тщетной без обитателœей»;

в) А. Радищев («Путешествие из Петербурга в Москву»): «дайте народу работу, но с работой и плату», что избавит «от наготы» и «птенцы его не погибнут».

2. Почему на Западе люди традиционно воспринимают государя как тирана, а на Востоке как благодетеля?

3. В чем на практике выражается государственный суверенитет?

4. Чем был СССР – унитарным государством или федерацией? Аргументируйте свой ответ.

5. Чем, по вашему мнению, можно объяснить доминирование исполнительных органов власти в структуре государственной власти современной России?

Глава 6. Государство в России – трудный путь к праву.

Политическая мысль Запада в понимании сути государства, чаще всœего исходила из того, что оно не может быть справедливым по определœению; государство стремиться к тирании и должно быть ограничено правом. При этом, давно замечено, что слово «право» вызывает у людей две существенно различные ассоциации. Одни вспоминают кодексы (главным образом уголовный); в уме других всплывают вольнолюбивые тексты декларации прав человека. Одни склонны связывать сущность права со словом «Порядок», другие со словом «Свобода». И не та͵ и не другая ассоциация не может быть отброшена как ложная.

Феодальные междоусобицы и религиозные войны XV - начала XVIII веков несли Европе бесчисленные бедствия. В данный период общественным довериемпользовалось понимание права, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ определялось каксовокупность установленных или санкционированных государством обязательных правил.Такое понимание права характерно для юридического позитивизма (или «легизма»). Предполагалось, что государственные постановления и предписания в принципе охватывают всю гражданскую жизнь, и в связи с этим любая новая инициатива в области свободы должна быть санкционирована в виде личной или корпоративной привилегии.

При этом, кризис феодально-абсалютиской государственности обнаружил, что указная законность не только не способствует оздоровлению общества, но и оказывает разрушительное воздействие на экономическую жизнь и нравы. Осознание данных фактов позволило развить либеральное или естественно-правовое истолкование права, что стало основой идеи гражданского общества. В этой трактовке гражданское общество по сути своей – общество буржуазное, основанное не столько на вертикальных структурах, сколько на горизонтальных связях и договорных началах. Из подобного понимания устройства общества, органически вытекает и идея о крайне важности ограничения самой государственной власти. С позиций классического либерализма, если общество решило данную задачу - то государство становиться правовым.

Правовое государство - ϶ᴛᴏ одновременно и практика организации политической власти и определœенная философско-правовая теория. Для Дж. Локка и Ш. Монтескье, идея правового государства представляла на практике ограничение власти монарха, путем рассредоточения власти среди различных социальных слоев и представляющих их интересы правовых институтов, то есть правовое государство выражалось практикой разделœения властей. Под свободой понималась свобода личная, выражающаяся в независимости личности от государства.

С философским обоснованием либеральной теории правового государства выступил И. Кант. Кант считал, что благо государства состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с правовыми принципами и стремиться к такой согласованности нас обязывает разум через категорический императив: «Поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого, сообразной со всœеобщим законом».[74]

В случае если у Канта правовое государство - ϶ᴛᴏ долженствование, то у Гегеля – действительность, практическая реализация разума в определœенных формах бытия людей. Государство, согласно Гегелю, это тоже право, вся система права, включающая в себя более абстрактные права: личности, семьи и общества. Гегель превозносит государство, но государство правовое, как наиболее развитую действительность свободы.

Вместе с тем, крайне важно отметить, что и легистское понимание правового государства в Новое и Новейшее время также получило свое развитие. Примером такой теории является «Чистое учение о праве» Ганса Кельзена. Право и государство в учении Г. Кельзена отождествляются, всякое государство с его точки зрения является правовым. Г. Кельзен приводит в пример государства в Тунисе и Алжире в XVI-XIX веках, которые номинально считались частью Османской империи, но фактически были просто пиратскими сообществами. Г. Кельзен считает, что пиратскими они были только с точки зрения европейцев, на самом же делœе их внутренний порядок запрещал применение силы, и данный запрет реально действовал. Этот принудительный порядок являлся правом. С точки зрения Г. Кельзена, оценить право с точки зрения справедливо ли оно или нет - невозможно.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, хотя идея правового государства, несомненно, актуальна для нашей страны, каждый человек должен иметь ввиду, что понятие это далеко не однозначно.

Уже Г. Гегелю принадлежит идея о материальной обеспеченности формальной свободы граждан. Бедняк, которого нужда обрекла на зависимое существование, скорее всœего, будет изъявлять только волю работодателя. Толпу всœегда можно купить по недорогой цене. Эти идеи Г. Гегеля в дальнейшем стали развиваться по двум путям. Первый представил К. Маркс, который, оттолкнувшись от идеи частной собственности, стал эволюционировать в сторону полного отказа от нее как источника отчуждения. Второй подход получил свое развитие в трудах Лоренца Штейна в сочинœении «Социализм и коммунизм в современной Франции». Л. Штейну чужд радикальный способ рассуждения: раз бедность сводит на нет гражданские права, нужно отложить борьбу за эти права как преждевременную. Л. Штейн настаивает на том, что успешное преодоление бедности возможно лишь в качестве продолжения и увенчания двухвековой борьбы за формальные права.

В 1897 году, В.С. Соловьев в своей работе «Оправдание добра» выдвигает требование «минимального обеспечения достойного существования», ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ государство, считающее себя нравственным, обязано проводить неукоснительно и, если потребуется, в принудительном порядке. П.И. Новгородцев наставал на том, что с одной стороны, гражданские и гражданско – политические права обладают идеально-смысловым приоритетом по отношению к задаче обеспечения «минимальных условий достойного существования»: в обществе, где не существует свободы совести, свободы перемещения, выбора занятий и гражданского волеизъявления, предоставление прожиточного минимума не может иметь значения правовой формы. С другой стороны – гарантия «минимальных условий достойного существования» рассматривается как необходимая предпосылка всœего комплекса гуманитарных прав. Самый радикальный кодекс свобод может остаться простой декларацией, если не будет включать в себя прав социальных.

В современной отечественной науке существует мнение, что в России имеются достаточные «правовые корни» – исторические правовые предпосылки, и этим Россия принципиально не отличается от других государств Европы.[75] При этом приводятся в пример договоры славян с Византией и Соборное уложение царя Алексея Михайловича. Существует и другая точка зрения, согласно которой правовое прошлое России оказывается гораздо более сложным. Так, согласно идеологии евразийства, к своему идеалу Россия идет не путем рационального сознания, а через религиозно-положительный опыт. Наша страна стремиться построить не правовое государство, а государство правды, то есть подчинить его непреходящим ценностям, обуздать стихию человеческой воли, добиться подчинœения человека правде. Перед государством правды и правовым государством стоят совершенно разные задачи: первое должно вернуть «правду на землю», для второго характерны только «материальные устремления».

Само государство в данной концепции описывается как «демотическое». Это означает, что феномен народного суверенитета в нем рассматривается не как атомизированный суррогат западной культуры, а как органическое и организованное единство. Народ - это не случайный набор граждан, а совокупность исторических поколений: прошедших, настоящих и будущих. В отличие от тоталитаризма и теократии, демотическое государство избегает принудительного внушения тотального миросозерцания, однако власть традиционно обожествляется. Эта легитимность власти обусловлена в России представлением о безусловной крайне важности сохранения политического единства в качестве противовеса хаосу.

Правовое чувство переживается человеком как артикуляция личного ощущения справедливости. По мнению Л.И. Петражицкого - ϶ᴛᴏ и есть интуитивное право.[76] И в этом решающую роль играет элемент равноправия. Равноправие и неравноправие ощущаются только в межличностных отношениях. В 1970 году в свет вышла книга американского философа Джона Роулса «Теория справедливости», в которой он поставил цель выяснить условия существования свободного и справедливого общества. Какими бы эффективными ни считались социальные институты, если обнаружена несправедливость, их следует заменить. Экономическое и социальное неравенство, справедливы только тогда, когда несут общую пользу и компенсируют потери наиболее незащищенных членов общества.

Оппонент Дж. Роулса американский философ Роберт Нозик в книге «Анархия, государство и утопия» изложил собственную теорию справедливости, исходя из концепции «минимального государства» где каждый исходит из соображений личной пользы.[77] При этом, подавляющая часть российского общества считает, что подобное правовое государство обречено на кризис, поскольку ведет к созданию глобального общества, безнационального и безрелигиозного.

В России, в силу естественных потребностей упорядочивания свободы, есть предпосылки для правового развития, но российское представление о правовом государстве никогда не отличалось особой целостностью. В нем всœегда присутствовали элементы мозаичности, сосуществования разнородных, не всœегда совместимых элементов и прямых заимствований. Наши расчеты быстрыми темпами построить крепкую российскую государственность по западным образцам оказались опрометчивыми. Огромное пространство страны, мультикультурализм и этническая перемешанность, привели к тому, что интенсивно вводимые в жизнь общества западные институты оказались неспособными обеспечить динамичное реформирование и модернизацию. Отсюда и призывы к крепкой государственности, означающие не что иное, как расширение авторитарных методов властвования.

В связи с проблемой построения правового государства, перед Россией стоит не задача механического преодоления тоталитаризма, а задача постижения права. Постигнуть право - значит понять и открыть его для себя, отбросив упрощенные, чисто внешние представления. Необходимо увидеть в праве не просто законы, не просто некие велœения и требования порядка, государственную волю и общеобязательные нормы, что-то сугубо внешнее, и, по большей части враждебное человеку, а исконно свое, реально гуманистическое, неотделимое ни от одного от людей.

Литература

Аваньян С.А. Федеральное Собрание России: перспективы совершенст­вования и организации // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. – 2002. – № 2.

Авцинова Г.И. Социально-правовое государство: сущность, особенности становления // Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 3.

Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и политические пробле­мы. - М., 1997.

Гегель Г. Философия права. – М, 1990.

Гоббс Т. Левиафан // Соч. в 2 т. Т.2. – М., 1990.

Гранкин И.В. Парламент России. – М, 2001.

Ильин М.В., Коваль Б.И. Две стороны одной медали: гражданское обще­ство и государство // Полис. –1992. – № 1 – 2.

Калина В.Ф. Принцип федерализма на российской почве // Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 1.

Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. – М., 2002.

Козлихин И.Ю. Идея правового государства: история и современность. – СПб., 1993.

Кочетков А.П. Некоторые особенности социально-политической эволю­ции Российского государства // Вестник МГУ. Сер. 12. – 2002. – № 1.

Кудинов О.А. Разработка теории правового государства в российской науке начала XX века // ОНС. – 2002. – № 3.

Ленин В.И. Государство и революция // Поли. собр. соч. Т. 33.

Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. в 3 т. Т.3. – М., 1988.

Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права // Государство и право.– 2001. – № 7.

Миголатьев А.А. Философия государства // Социально-гуманитарные зна­ния. – 2001. – № 6.

Романов P.M. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление // Полис. – 1998. – № 5.

Рязанцев В.В., Одинцов А.А. Федеративные проблемы российской госу­дарственности //Вестник МГУ. Сер. 18. – 2001. – № 1.

Спиридонова В.И. Слабое и сильное государство как две исторические модели в современных условиях // Вестник МГУ. Сер. 12. – 2001. – № 4.

Станкевич Э.А. История крушения СССР: политико-правовые аспекты. – М., 2002.

Сумбатян Ю.Г. Монархия - традиционная форма государственности // Вестник МГУ. Сер. 12. – 2001. – № 1.

Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий // Государство и право. – 1997.–№ 2.

Федотова В. Социальное государство и рынок // Свободная мысль. – 2002. – №7.

Хабибулин А.Г. Научные основы типологии государства: вопросы теории и практики. – СПб., 1997.

Хасбулатов Р.И. Бюрократическое государство. – М., 1991.

Чиркин В.Е. Современное государство. – М., 2001.

Чиркин В.Е. Общечеловеческие ценности и современное государство // Государство и право. – 2002. – № 2.

Контрольные вопросы и задания

1. Кому должно служить государство: личности, группе или бюрократии? Аргументируйте свой ответ.

2. Какое государство можно считать правовым, а какое неправовым?

3. Можно ли считать Советский Союз правовым государством?

4. Всегда ли правовое государство является социальным государством?

5. Какая из характеристик правового государства является наиболее важной: гарантии прав личности или верховенство закона?

Глава 7. Специфика

формирования гражданского общества в России

Взаимоотношения государства и гражданского общества являются серьезнейшим фактором развития всœего социального организма.

В начале XXI века среди российской интеллигенции постепенно окрепло мнение, что политика властей постепенно ведет к демонтажу демократических завоеваний. Назначение глав исполнительной власти субъектов федерации, запрет на создание избирательных блоков на федеральном уровне, разрешение ликвидировать строку «против всœех» на региональных выборах преподносятся как постепенный переход к политической системе мобилизационного типа. При этом, само по себе укрепление государственной власти и повышение ее эффективности не является для Российской Федерации проблемой. Проблема заключается в отсутствии гражданского общества, способного предложить жизнеспособную альтернативу как «вертикали власти», так и экспансии «рыночного» образа мышления и поведения.[78]

Трудно сказать, когда возник термин «гражданское общество». В той или иной степени о гражданском обществе говорили уже античные авторы, хотя в то время политическое охватывало всю общественную жизнь: «цивитас» и «полис» рассматривались как единое целое. Как научное понятие «гражданское общество» становится достоянием западной правовой и политической литературы в XIX веке, и с тех пор употребляется в различных значениях.

Гражданское общество как сфера, отличная от государства. В этом смысле гражданское общество рассматривается как сфера абсолютной свободы частных лиц в отношении друг с другом, а государство как пространство регламентированных отношений политически организованных субъектов. К примеру, В.С. Нерсесянц считает, что гражданское общество - это система внегосударственных общественных отношений и институтов, которая формируется на основе реализации принципов индивидуальной свободы, правового равенства граждан, их самодеятельности и самоорганизации.[79] Это разграничение между гражданским обществом и государством сопровождается различными оценками. У видного представителя англосаксонской традиции гражданского общества Т. Пейна оно возвышается над государством, и чем меньше государева, тем, считал Т. Пейн, лучше. Г. Гегель в своей работе «Философия права» выделил разделы о семье, гражданском обществе и государстве. В гражданском обществе, единичное связывается в целое на основе рационального размышления, с приоритетом индивида, то есть, гражданское общество занимает позицию где-то между семьей и государством. Разумеется, это противопоставление гражданского общества и государства условно, в реальном мире они тесно взаимосвязаны.

Другое теоретическое различие - ϶ᴛᴏ различие между узким и широким пониманием гражданского общества. В узком понимании гражданское общество основывается на ценностях личной независимости, обеспечения прав человека и его собственности. Ж.Ж Руссо сказал: «Первый, кто, отгородив участок земли, заявил «Это мое!», и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы этому поверить, стал подлинным основателœем гражданского общества». В этом смысле, гражданское общество тесно связывается с англосаксонской традицией: оно носитель исключительно индивидуального интереса. Так же оценивал гражданское общество и Г. Гегель. По его мнению, в гражданском обществе «каждый для себя цель, другие же для него ничто». Г. Гегель рассматривал гражданское общество как совокупность индивидов, удовлетворяющих с помощью труда свои повсœедневные потребности. При этом не оно, а государство является движущей силой исторического прогресса. Различая гражданское общество и политическое государство, Гегель под гражданским обществом по существу имел ввиду общество буржуазное. «Гражданское общество, создано лишь в современном мире, который всœем определœениям идеи предоставляет их право».[80]

Данный подход частично воспринял и К. Маркс, который писал, что в гражданском обществе человек «рассматривает других как средство, низводит себя до роли средства и сам становится игрушкой чужих сил». К. Маркс считал, что гражданское общество создается, прежде всœего, экономическими интересами в сфере производства и обмена, и в этом он следовал Гегелю, который тоже считал, что в основе гражданского общества лежит частная собственность. При этом, К. Маркс делал вывод, что именно в связи с этим человек от общества отчуждается. К. Маркс также отвергал тезис Гегеля о первичности государства по отношению к гражданскому обществу. Это вытекало из материалистического понимания истории, согласно которому, эволюция общества является результатом эволюции материальных условий жизни.[81]

Широкое понимание гражданского общества не соотносит его только с индивидуалистической традицией. Многочисленные исследования доказывают, что становление гражданского общества проходило через различного вида коллективные структуры: свободные города, коммуны, ремесленные гильдии и корпорации. Эти институты постепенно и сформировали естественную среду политической демократии «снизу».

Каковы же предпосылки возникновения гражданского общества? Оно исторически пришло на смену обществу традиционному, где государство практически совпадало с имущими классами и было обособлено от массы населœения. Элементы гражданского общества сложились в Западной Европе уже в зрелом средневековье. В них входили следующие представления: свобода от доминирования с чьей-либо стороны; принцип равенства всœех перед законом; право на собственность; право на частную жизнь (privacy); институт контрактных отношений между индивидом и группой. В результате на Западе сложилась система независимых от государства общественных институтов и отношений, которые призваны обеспечить условия для самореализации отдельных индивидуумов и коллективов, реализуемых частных интересов и потребностей. Это определœение гражданского общества дано К.С. Гаджиевым.

Необходимо отметить, что, несмотря на вечные разговоры о крайне важности гражданского общества и т.п., в настоящее время в западной литературе существует достаточно пессимистический взгляд на него. Гражданское общество в подлинном смысле существовало на Западе лишь на раннеиндустриальном этапе. Затем, личные интересы всœе более вступали в противоречие с общественными, и гражданское общество постепенно превратилось в общество массовое, в котором связи между индивидуумами безличны и формальны. Дело в том, что гражданское общество предполагает относительно немногочисленное общество, в котором жизнь людей находится более или менее на виду, и которые могут доверять друг другу.

Но и такое массовое общество можно рассматривать как гражданское, главным признаком и основой которого является законодательное закрепление юридического равенства людей (а также их объединœений) на основе наделœения их правами и свободами. В гражданском обществе любым государственным запретам и требованиям предшествует первоначальное признание – дозволение. Каждый член общества признается за интеллектуально, граждански и нравственно совершеннолетнее существо, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ не нуждается в чужой подсказке при определœении того, что для него желательно, выгодно и ценно. Никто не обращается с человеком как с ребенком, вторгаясь в сферу его самостоятельных практических суждений. Отсюда следует, что людям категорически дозволено думать так, как они думают, и открыто выражать то, что они думают. Человек свободен в распоряжении своими силами и своим имуществом.

В этом отношении Россия исторически продемонстрировала альтернативный вариант развития. Основой аграрной (а позже и индустриальной) бюрократической политической системы была жесткая иерархия, всячески ограничивающая развитие индивидуальной собственности на ресурсы. Бюрократия, была ли она основана на сословной структуре общества Российской империи или статусной общественной структуре Советского Союза, обладала монополией на власть, и одновременно была юридическим или фактическим собственником средств производства.[82]

В постсоциалистической России всœе возможности для формирования полноценного гражданского общества не были использованы. Собственность потеряла свой государственный характер, но осталась в руках бюрократии. В XXI веке бюрократия продолжает полностью контролировать ситуацию в стране, хотя формально со стороны государства всœе условия для развития гражданского общества созданы.

В первую очередь, этому способствует особая система стереотипов и ценностей российских граждан, привыкших «нести свой крест». Когда же становилось уже невозможно это делать, в качестве реакции на стимул возникало мощное социальное движение (а не институты гражданского общества), бросающее вызов действительности. Иными словами, начинался «бессмысленный и беспощадный» бунт.

Во-вторых, в последние годы существования СССР и современной Российской Федерации процесс кристаллизации автономной личности совпал по времени с процессами имущественной стратификации и самоопределœения этносов.

В третьих, процесс вхождения личности в новые социальные связи, сопровождается распознаванием направленности действий других людей, выяснением степени совпадения их социальной позиции со своей. Так человек устанавливает свою политическую идентичность, осваивает определœенную политическую роль. В российском обществе политические позиции большинства индивидов, после того как остыл «энтузиазм» начала 90-х годов, остаются размытыми.

В четвертых, психологический дискомфорт, обусловленный низким уровнем жизни, порождает низкий уровень межличностного доверия. Реальность приучила людей к тому, что большинство контактов, не выходящих за рамки отношений в рамках семьи и малых групп бывают опасными.

Сильный отпечаток на процесс формирования гражданского общества в России наносит исключительно быстрый характер российской модернизации. На протяжении всœех 90-х годов XX века это порождало конфликты государства с профсоюзами, а в начале XXI века - с бизнессообществом.

Национальное гражданское общество состоит из нескольких элементов:

· социальных сетей, участие в которых означает оказание услуг другим ее участникам. Участие в социальных сетях не добровольное, а вынужденно-добровольное, так как сети действуют в рамках населœенного пункта или трудового коллектива. В Российской Федерации (с учетом региональных особенностей) гражданское общество существует именно в форме социальных сетей, от участия в которых не принято отказываться;

· местных организаций, которые охватывают граждан, проживающих на определœенной территории, но в отличие от социальных сетей, граждане удовлетворяют через них общую потребность. В условиях плохого состояния жилищно-коммунального хозяйства, хаотичного строительства и экологических проблем, местные организации в Российский Федерации имеют значительный потенциал;

· негосударственных организаций, специализирующихся на оказании услуг индивидам, не являющихся их членами. По своей правовой форме негосударственные организации выступают чаще всœего как ассоциации и фонды. К сожалению, в России многие из таких организаций оказались неспособны к институциональной инновации, воспроизведя господствующие модели властных отношений. Вместе с тем, являясь элементами национального гражданского общества, они в качестве источников финансирования широко используют финансовые источники иностранного происхождения, что не может не вести к соответствующим политическим выводам.

Любая деятельность сопровождается экстерналиями или внешними эффектами. Процесс, результатом которого является включение экстерналий в расчеты и оценки, сопровождающих принятие решений, принято называть интернализацией внешних эффектов. Этот процесс подразумевает включение интересов других субъектов в систему предпочтений субъекта͵ действия которого вызывают экстерналии. Такое включение приводит к снижению выгоды от намеченых действий и естественно противоречит интересам лица, принимающего решение. Отсюда – интернализация внешних эффектов в условиях трансакционных издержек, неизбежно основана на принуждении. В России, где процесс индустриального развития проходил с известным опозданием по сравнению с Западной Европой, всœегда ощущалась потребность в возмещении недостаточной зрелости социальных посылок модернизации сознательной государственной деятельностью. В российских условиях, только сильное государство может стать инициатором и гарантом формирования гражданского общества, создавая для этого политические и правовые условия. Только воля государства может подвести черту под смутным временем первоначального накопления капитала в России и попытаться выйти на «западную» модель отношений общества и власти.