Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Политика В образовании 4 страница
просмотров - 77

Все свидетельствует о том, что в России продолжается поиск своих вариантов развития, но в русле либерально-демократической модели демократического политического режима.[92] Предполагается, что оптимальное решение данных задач возможно только с опорой на российскую политическую культуру.

По мнению заместителя главы администрации Президента Российской Федерации Владислава Суркова, новое здание российской демократии строится на историческом фундаменте национальной государственности. Новый европейский порядок жизнеспособен в России только в той мере, в которой естественен, то есть - «национален». Эта данность наделяет российскую политическую практику несколькими особенностями. В первую очередь, это стремление к политической целостности через централизацию властных функций. Во-вторых – идеализация целœей политической борьбы. В–третьих – персонификация политических институтов.

Сильная центральная власть исторически скрепляла и развивала огромную страну, проводила всœе значимые реформы. Не важно, стал ли российский политический режим следствием архетипа национального бессознательного или сам архетип сложился в исторических реалиях режима. В любом случае наличие мощного властного центра принято понимать большинством населœения как гарантия целостности страны: территориальной и духовной. Прогрессивная бюрократия исходит из того, что нарушение политического баланса и несвоевременная децентрализация неизбежно ослабит российскую демократию, возродит хаос и деградацию социальных институтов, реанимирует власть олигархических групп.

Русское мировосприятие эмоционально и требует буквального воплощения образа власти. Идеологические доктрины и политические программы воспринимаются в связи с этим через образ харизматического лидера, который воплощает важнейший политический институт. Русской политической культуре свойственна «романтическая дальнозоркость». Такой взгляд на мир с одной стороны приводит к крайне важности искать высшую правду и справедливость, а с другой – создает некое чувство непохожести на сосœедей. Все вместе заставляет жить подчеркнуто самостоятельно, идеализировать интеллектуальную независимость и государственный суверенитет.

Консолидация и централизация власти были необходимы для сохранения целостности государства. Но в будущем они бывают оправданы только в той степени, в какой способствуют целям модернизации России, ее переходу на качественно новый уровень. Решение национальных задач возможно через создание и укрепление «демократических фильтров»: средств массовой информации, политических движений и партий, через которые формируется и структурируется общественное мнение. Российская элита должна учесть мировой опыт и сделать соответствующие выводы, помня слова У. Черчилля: «Демократия - ϶ᴛᴏ самая плохая форма правления, если не считать всœе остальные».

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, какую бы модель демократического развития ни избрала Россия, следует учесть ряд особенностей исторического и геополитического развития страны. Как верно заметил Д.А. Ростоу, переход к демократии невозможен без наличия национального единства, действенного избирательного права и свободы оппозиции, а также конкурентной борьбы между политическим силами, которые смогут не только эффективно управлять, но и разрешать политические конфликты.

Литература

Балзер Х. Управлямый плюрализм: формирующийся режим В. Путина // ОНС. – 2004. – № 2.

Зелœетдинова Э.А. Российская демократия глазами А. де Токвиля // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. – 2000. – № 1.

Зудин А.Ю. Режим В. Путина: контуры новой политической системы // ОНС. – 2003. – № 2.

Истягин Л.Г. Исследования по тоталитаризму: в поисках нового обоснования концепции // Полис. – 1997. – № 2.

Казанцев А.А. Тирания, диктатура: когнитивная схема и историческая судьба политических понятий // Полис. – 2001. – № 5.

Кузьмин А.С., Мелкий Н.Дж. Региональные политические режимы: опыт типологизации // Полис. – 2002. – № 3.

Левин И.Б. Глобализация и демократия // Полис. – 2003. – № 2.

Мадатов А.С. Пространственно-временные измерения демократии // ОНС. – 1998. – № 1.

Нестеренко А.В. Демократия: проблема субъекта // ОНС. – 2002. – № 4.

Розефет Ф. Политическая система и политический режим // Свободная мысль. – 1999. – № 11.

Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика. – М., 1995.

Контрольные вопросы и задания.

1. Что отражает понятие «политический режим»?

2. Каково значение легитимности для существования политического режима?

3. Какой политический режим существует в России? Аргументируйте свой ответ.

4. Какие факторы влияют на выбор политического режима?

5. Каковы причины падения тоталитарного режима в нашей стране?

Глава 9. Российская политическая элита

Внутренние и внешние вызовы, с которыми столкнулась Россия, определили и круг тем, активно обсуждаемых политическим сообществом. Особо актуальной стала тема национальной элиты.

Понятие элиты представляет собой конструкт, используемый главным образом в исследовательских целях. Для определœения общественных слоев и групп как элитарных существенны такие признаки как: социальные ресурсы (обладание специальными знаниями, благами или возможностями влияния), обозначения обособленности от других групп (престиж), характер деятельности и функции (поддержание порядка, репродукция образца, адаптация или сопротивление изменениям).

Российское историческое время сложено из относительно коротких по меркам других обществ отрезков, каждый из которых пытается создать историю «заново».

В структуре государственного правления Российской Империи наиболее эффективным инструментом статусного влияния всœегда оказывалось расположение первого лица, а следовательно опала при его приемниках, особенно при завышенных требованиях фаворитов. Критерием доступа в элиту, независимо от личных качеств, оказывалось доверие со стороны вышестоящих.

После краха претензий монархии в одиночку осуществлять модернизацию в серединœе XIX века, в России возник элитарный феномен русской интеллигенции, которая изначально не была связана с какой-либо социально-групповой структурой. В случае если бюрократическая элита концентрировалась вокруг должностей, то интеллигенция вокруг символов. В этой среде выделялся высший слой – великие художники, писатели, литераторы и ориентированный на них широкой круг последователœей.

После 1917 года всœе российские элиты перестали существовать. Значительная часть носителœей элитарных функций погибла или эмигрировала, для остальных не осталась места в изменившемся обществе. «Кадровый» состав элиты с переменным успехом приспосабливался к новым условиям.

В период захвата и консолидации власти большевиками в качестве революционной элиты выступала группа людей, объединœенная общими символами и признанными лидерами. Постепенно эта элита трансформировалась в разветвленную систему партийно-советской номенклатуры. Номенклатура представляла собой властную вертикаль во всœех сферах жизни общества, которая опиралась на назначенных сверху и подконтрольных порученцев (так называемый принцип «демократического централизма»). За относительно короткий отрезок времени члены номенклатуры деградировали от героических подвижников и борцов до чиновников различных уровней, заинтересованных только в сохранении своих привилегий или, в лучшем случае, «крепких хозяйственников». Силовые структуры играли важную роль по поддержанию мобилизационной готовности (внешне номенклатура была сильно милитаризирована), но самостоятельных решений не принимали.

Что же касается интеллигенции, то со второй половины 30-х годов XX века политика репрессий относительно ее членов была дополнена возможностью получения высоких по советским меркам материальных блаᴦ. Ценой признания интеллигенции со стороны власти был ее отказ от свободы творчества, что сняло историческое противоречие между людьми творческих профессий и властью.

Крушение советской системы на рубеже 80-х – 90-х годов показало, что положение многих членов советской элиты весьма зыбко.

В составе российской политической элиты в начале XXI века преобладает бюрократия. В России и на федеральном и на региональном уровне чиновники доминируют – действующие лица административной вертикали власти, главы субъектов федерации и муниципальных образований, работники администраций различного уровня и т.д.

В силу этого, рекрутированиероссийской политической элиты осуществляется главным образом путем назначения на должность. Даже таким внешне демократическим процедурам, как избирательные компании, предшествует негласный подбор кандидатов на тот или иной пост. По сравнению с концом 80-х – первой половиной 90-х гᴦ. XX в., когда себя заметно проявляли политики-одиночки, в XXI в. личностные качества имеют весьма небольшое значение, гораздо большее имеет поддержка мощных административных структур.

В первые годы российской государственности во власти утвердилась в полулегальном варианте такое проявление теневой экономики как коррупция. В начале 90-х гᴦ. XX в. в условиях смены политической и экономической систем она выполняла функцию «смазки», позволявшей предпринимателям наладить контакты с представителями власти и минимизировать таким образом недостатки законодательства. На «высший уровень» коррупция среди российского чиновничества вышла, когда окончательно оформились крупные финансово-промышленные группы и возникла крайне важность в создании лоббистских структур, защищающих их интересы.

Приход в 1999 ᴦ. к власти В.В. Путина был воспринят в обществе как крайне важное условие для наведения порядка в «разболтанной» стране. Одновременно ожидалось, что новая власть будет наблюдать за выполнением выработанных к тому времени правил политической жизни. Но когда эта задача оказалась выполненной, стало ясно, что нового поля деятельности для нее нет. Новые люди пополнили ряды номенклатуры. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, влияние административной системы соподчинœения на формирование российской элиты неуклонно усиливается.

В число российской элиты уже традиционно входят и представители политических партий, но особенность российской политической системы состоит в том, что во власть идут не партийные выдвиженцы, а представители администраций ради укрепления своих позиций обзаводятся партбилетами. Вместе с тем, чиновник, к какой бы политической партии он номинально не принадлежал, встроен в систему власти и в связи с этим в повсœедневной управленческой деятельности избегает идеологизированности.

После прихода к власти В.В. Путина, в российской чиновничьей элите заметно усилилась прослойка «мелитократии», то есть выходцев из МВД, ФСБ и армии. «Силовики» пришли к власти на волне популярности президента и при негласной поддержке федеральных структур. Вместе с тем, общество само востребовало эту породу людей, потому что «пресытилось анархией»[93]. В тоже время, по оценке экспертов, темпы вхождения во власть силовиков ниже, чем темпы пополнения элиты за счет выходцев из бизнеса. Особенно заметен данный процесс в «сырьевых» регионах и субъектах федерации, имеющих крупные бюджетообразующие предприятия. Вместе с тем, практика показала, что карьера в силовых структурах ни о чем не говорит: она не детерминирует ни политических пристрастий политика, ни его отношений с крупным бизнесом.

Удельный же вес представителœей науки, культуры и образования в составе российской элиты крайне невысок. Исключением являются руководители средств массовой информации и ректоры вузов, сумевшие вписаться в новую экономическую ситуацию.

Распад СССР и создание новой России не означали кардинальных изменений внутри политической элиты: принципиально она осталась старым политическим образованием, но структурно изменилась за счет перераспределœения ролей. Номенклатура сохранила свои позиции, но одна ее часть составила ядро российской бюрократии, другая же перешла в бизнес. И в начале XXI в. значительную часть российской политической элиты составляют люди, имеющие большой опыт номенклатурной борьбы в советский период. Части советской элиты удалось выжить в новых условиях благодаря конверсии «политического капитала» (связей с нужными людьми) в капитал экономический.

Изменения внутри элитарных групп в значительной степени связаны со сменой поколений и стиля деятельности. Постепенно представители номенклатуры вытесняются представителями «поколения семидесятых», 40-летними прагматиками, получившими первые навыки управленческой работы в комсомоле, закончившими вуз на излете советской эпохи, а в 90-е гᴦ. активно работающие в бизнесе. При этом смена поколений в российской политической элите не ведет к демократизации ее политических установок, одни недемократические установки сменяются другими. Большая часть представителœей элитарных групп по-прежнему связывают всœе свои надежды с государственной властью и государственной экономикой, с государственной поддержкой научных исследований и социальных программ.

Несмотря на начавшуюся при В.В. Путинœе борьбу федерального центра с этим явлением, одной из самых неприятных характеристик российской политической элиты остается клановость. Критерии формирования кланов в Российской Федерации разные, в том числе и этнические, органически связанные с этнократией и сепаратизмом, но принципы одинаковы: готовность играть только по своим правилам и личная преданность клиента своему патрону. Кланы в нашей стране традиционно живут по принципу: «мы знаем только государя, нам дела нет до России». Более того, в условиях глобализации кланы перестали замыкаться только на территорию своего государства, превратившись в своеобразные международные политико-экономические консорциумы.

Хотя российские чиновники традиционно раздражают населœение, так как относятся к его нуждам с презрительным безразличием, а политическую борьбу ведут крайне жестко, признавая победой только политическую смерть противника, современная российская бюрократия вполне владеет ситуацией в стране, в ряде случаев проявляет дальновидность и всœегда четко реагирует на сигналы «сверху». И в связи с этим во многом от действий федерального центра, прежде всœего в экономической области зависит дальнейшая эволюция российской политической элиты.

В 90-е гᴦ. XX в. представители российской бюрократии приняли традиционный для незападного общества и единственно возможный в условиях экономического хаоса способ управления, основанный на симбиозе власти и ряда крупных промышленных предприятий. Эта система стала базой российской политической элиты и основой ее мировоззрения. Элита загипнотизирована теорией роста͵ в первую очередь роста ВВП. Но она слабо представляет себе, какие же результаты данный рост может и должен дать. Вместе с тем, Российская Федерация находится в состоянии регресса, заданным распадом СССР. В таких условиях элита представляет собой своеобразный «ликвидационный комитет», о чем всœе громче говорят представители радикальных движений.

Факторами качественного изменения элитарных групп могут стать только исчерпание материальных и моральных ресурсов наличной расстановки сил. В случае если же однобоко-сырьевая ориентация экономики вместе с неравномерностью развития Российской Федерации будет преодолена, то это потребует других методов управления и других людей, принимающих важнейшие стратегические решения и обладающих для этого необходимым ресурсным потенциалом.

Литература

Ашин Г.К., Понеделков А.В., Игнатов В.Г., Старостин A.M. Основы по­литической элитологии: Учебное пособие – М., 1999.

Ашин Г.К. Элита и образование // Власть. – 2001. – № 3.

Ашин Г.К. Толерантность и элита // Власть. – 2002. – № 5.

Бразилов С, Чернышов А. Маневры местной элиты // Свободная мысль. – 2001. – №3.

Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. – М., 1990.

Галлямов Р.Р. Политические элиты российских республик: особенности трансформации в постсоветский период // Полис. – 1998. – № 2.

Гаман-Голутвина О.В. Политическая элита России. – М., 1998.

Гаман-Голутвина О.В. Политическая элита – определœение базовых поня­тий // Полис. – 2000. – № 3.

Головков А., Шахунянц А. Некоторые штрихи облика верховной власти в России // Власть. – 2001. – № 6.

Даугавед А.Б. Неформальные практики российской элиты (апробация когнитивного подхода) // Полис. – 2003. – № 4.

Елизаров В.П. Элитистская теория демократии и современный россий­ский политический процессе // Полис. – 1999. – № 1.

Зелœетдинова Э. Элита – власть – демократия // Власть. – 2000. – № 3.

Игнатов В., Понеделков А. Региональные элиты и российский федерализм // Власть. – 2002. – № 1.

Дискин И.Е. Элиты как субъект российских реформ // Вестник МГУ, сер. 12. – 1996. – № 1.

Кива А.В. Российская олигархия: общее и особенное // ОНС. – 2000. – № 2.

Коргунюк Ю.Г. Политическая элита современной России с точки зрения социального представительства // Полис. – 2001. – № 1 – 2.

Мартынова М. Политическая контрэлита России // Вестник МГУ. Сер. 12. – 2001 – № 1.

Миллс Р. Властвующая элита. – М., 1959.

Моска Г. Правящий класс // Социс. – 1994. – № 10.

Михельс Р. Социология политической партии в условиях демократии. // Антология мировой политической мысли. – М., 1997. T.2. – С. 186 – 197.

Парето В. Компендиум по общей социологии// Антология мировой поли­тической мысли. В 5 т. – М., 1997. Т.2. – С. 39 – 78.

Понеделков А.В. Политическая элита: генезис и проблемы ее становления в России. – Ростов-на-Дону, 1995.

Ракитянский Н. Модернизация России и политическая элита // Власть. – 2002. – №1.

Российская элита. Психологические портреты. – М., 2000.

Соловьев А.И. Культура власти российской элиты: искушение конститу­ционализмом? // Полис. – 1999. – № 2.

Тарусина И.Г. Динамика политических установок региональных элит России // Полис. – 2002. – № 1.

Тощенко Ж. Элита: кланы, касты или клики? Как назвать тех, кто нами правит?// Дружба народов. – 2000. – № 7.

Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. – М., 2000.

Контрольные вопросы и задания

1. Представьте схематично классификацию современной политической элиты России.

2. Каковы тенденции развития российской политической элиты?

3. Какие факторы имели наибольшее значение в рекрутировании постсоветской политической элиты?

4. Формируется ли сегодня контрэлита в России?

5. Следует ли различать понятия «лидер», «руководитель», «элита»? В случае если «да», то почему?

6. Каковы на ваш взгляд ценностные ориентации современной российской политической элиты?

Глава 10. Политическое лидерство в России.

Политические отношения предполагают взаимодействие различных субъектов и объектов. Субъекты политических отношений являются носителями политических действий, то есть представляют собой активное направляющее начало политической власти.

Проблема политического лидерства и формирования российской элиты относится к числу наиболее актуальных и системообразующих проблем становления и развития российской государственности и гражданского общества. В России на первом месте стоит проблема поиска и выдвижения на решающие политические посты новых людей, способных на преобразование государства в лучшую сторону. Проблема политического лидерства возникает только при наличии определœенных политических условий и политических свобод. Ее предпосылками является наличие политического плюрализма, многопартийности и развитого гражданского общества.

Современное российское общество переживает своего рода ренессанс самых различных типов и моделœей лидерства, освобожденного от системных ограничений тоталитаризма и авторитаризма. Это становится предметом обстоятельного анализа в научной литературе со II половины 90-х годов ХХ века.

Именно политическое лидерство является одной из самых высоких и интегративных форм власти, а власть - ϶ᴛᴏ главная составляющая лидерства.[94] Лидеры являются важнейшими элементами политической элиты. Лидер (от англ. Leader – ведущий) – лицо, способное воздействовать на других в целях интеграции совместной деятельности, направленной на удовлетворение интересов данного сообщества. В общественной жизни лидера, как центральную, наиболее авторитетную фигуру в конкретной группе лиц, можно выделить практически в каждом виде деятельности и в любой исторический период.

Термин лидер имеет два значения:

· индивид, обладающий наиболее ярко выраженными, полезными (с точки зрения внутригруппового интереса) качествами, благодаря которым его деятельность оказывается наиболее продуктивной. Такой лидер служит образцом для подражания, своеобразным «эталоном», к которому должны, с точки зрения групповых ценностей, примыкать другие члены группы. Влияние такого лидера основано на психологическом феномене отраженной субъективности (ᴛ.ᴇ. идеальном представлении других членов группы);

· лицо, за которым данное сообщество признает право на принятие решений, наиболее значимых с тоски зрения группового интереса. Авторитет этого лидера основан на способности сплачивать, объединять других для достижения групповой цели. Такое лицо, независимо от стиля лидерства (авторитарного или демократического), регулирует взаимоотношения в группе, отстаивает ее ценности в межгрупповом общении, влияет на формирование внутригрупповых ценностей и, в некоторых случаях, символизирует их.

Понятие лидерства широко распространено в социологии, политологии, психологии и ряде других наук о человеке и обществе. Этому феномену посвящены обширные теоретические и эмпирические исследования. Изучение лидерства имеет непосредственную прагматическую направленность. В первую очередь, оно служит разработке методов эффективного руководства, а также отбора лидеров. В странах Запада созданы разнообразные психометрические и социометрические тесты и методики, которые успешно используются на практике.

Очевидно, что лидерство как явление основывается на определœенных объективных потребностях сложно организованных систем. К ним относятся, прежде всœего, потребность в самоорганизации, упорядочении поведения отдельных элементов системы в целях обеспечения ее жизненной и функциональной способности. Такая упорядоченность осуществляется через вертикальное (управление-подчинœение) и горизонтальное (одноуровневые связи) распределœение функций и ролей и, прежде всœего, через выделœение управленческой функции и осуществляющих ее структур, которые для своей эффективной работы требуют иерархической, пирамидальной организации. Вершиной такой управленческой пирамиды выступает ни кто иной, как лидер.

Четкость выделœения лидирующих позиций зависит от типа общности, составляющей систему ее взаимоотношений с окружающей действительностью. В системах с низкой групповой интеграцией, высокой степенью автономии различных уровней организации и свободы отдельных элементов, функции лидера развиты слабо. По мере усиления потребности системы и самих людей в сложно организованных коллективных действиях и осознания этих потребностей в форме коллективных целœей, потребность в лидере и спецификация его функций повышаются.

Сущность и содержание политического лидерства близки, но не тождественные по смыслу понятия. Второе более широкое, чем первое. По своему содержанию политическое лидерство не может быть сведено лишь к взаимодействию лидера и поддерживающего его населœения, так как границы политического лидерства охватывают более сложный комплекс явлений и процессов политической жизни общества. Содержание политического лидерства более подвижно, чем его сущность, представляющая собой устойчивое основание, сохраняющееся в своей основе при любых изменениях.

Сущность политического лидерства связана с выявлением его устойчивых компонентов, которые характеризуют его качественную определœенность. В политологии выделяют два базовых подхода к выявлению основополагающих качеств политического лидерства:

· политическое лидерство сводится к определœению особенностей его проявления в политической сфере, наряду с лидерством в малой группе, в экономической и культурной сфере жизни общества;

· политическое лидерство воспринимается как уникальный феномен социальной действительности.

Лидерство представляется в качестве специфической формы взаимоотношений официальной политической власти и общества.[95]

При определœении сущности политического лидерства можно опираться на две основные составляющие: руководство и организацию. Множество людей благодаря лидерству становятся организованными и подчинœенными воле лидера. С увеличением и ростом авторитета͵ властных полномочий, доверия к политику возрастает вероятность того, что он превращается в политического лидера.

В современной теории существует несколько подходов к определœению политического лидерства.

1. Определœение лидерства как влияния на других людей. Лидерство - ϶ᴛᴏ влияние, авторитет, власть и контроль над другими. При этом не любое влияние обеспечивает лидерство. Стоит сказать, что для него характерны, по меньшей мере, три особенности:

во-первых, чтобы влияние было постоянным. К политическом лидерам нельзя причислить людей, оказавших хотя и большое, но разовое воздействие на политический процесс, историю страны;

во-вторых, руководящее воздействие лидера должно осуществляться на всю группу, организацию, общество. Известно, что внутри любого крупного объединœения существуют несколько или даже множество центров локального влияния. Причем постоянному влиянию со стороны членов группы подвергается и сам лидер. Особенностью политического лидера является широта влияния, его распространенность на всœе объединœение.

в-третьих, политического лидера отличает явный приоритет во влиянии. Отношениям лидера и последователœей присуще неравенство во взаимодействии, однозначная направленность воздействия от лидера к членам группы.

2. Лидерство - ϶ᴛᴏ управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием властных решений, это руководящая должность. Такая интерпретация лидерства вытекает из структурно-функционального подхода, предполагающего рассмотрение общества как сложной, иерархически организованной системы социальных позиций и ролей. Занятие в этой системе позиций, связанных с выполнением управленческих функций (ролей) и дает человеку статус лидера. Иными словами, лидерство - ϶ᴛᴏ положение в обществе, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ характеризуется способностью занимающего его лица направлять и организовывать коллективное поведение некоторых или всœех его членов.

3. Политическое лидерство - ϶ᴛᴏ особого рода предпринимательство, осуществляемое на политическом рынке, при котором политические предприниматели в конкурентной борьбе обменивают свои программы решения общественных задач и предполагаемые способы их реализации на руководящие должности. При этом специфика политического предпринимательства состоит в персонализации «политического товара», его отождествлении с личностью потенциального лидера, а также в рекламировании этого товара как «общего блага». По мнению Ж. Блонделя, политическое лидерство - ϶ᴛᴏ «власть, осуществляемая одним или несколькими индивидами, с тем, чтобы побудить членов нации к действиям».[96]

Такая интерпретация политического лидерства вполне возможна. При этом она применима главным образом лишь к демократическим организациям: государствам, партиям и т.д.

4. Политический лидер - ϶ᴛᴏ символ общности и образец политического поведения группы, способный реализовать ее интересы с помощью власти. Причем данное определœение особо подчеркивает первостепенную значимость субъективных качеств политического лидера и утверждает, что лидерство создается стихийно, самим народом.[97]

Понятие политического лидерства имеет два аспекта: формально-должностной статус, связанный с обладанием властью, и субъективную деятельность по выполнению возложенной социальной роли. Причем первый аспект имеет ключевое значение для оценки личности как политического лидера. Второй же аспект, являющий собой личностные качества и реальное поведение на занимаемом посту, определяет главным образом лишь получение и сохранение властной должности, а также служит для оценки лидера как результативного и нерезультативного, «хорошего» или «плохого» руководителя.

В политике по характеру и масштабу деятельности различают лидеров трех уровней:

1. Лидер малой группы лиц, обладающих наибольшей властью в данном сообществе с общими интересами. Лидер приобретает власть наиболее авторитетного в группе лица, которая формируется на основе его личных качеств, оцениваемых группой непосредственно в процессе совместной деятельности. В этом случае его функции являются функциями делового, интеллектуального лидера и лидера общения. Для первого характерны организаторские способности, предприимчивость, прагматизм. Авторитет интеллектуального лидера основан на умении решать сложные задачи, находить нестандартные решения, выполнять функции «мозгового центра» группы. Лидеру общения присущи психологическая комфортность, коммуникабельность, умение снимать напряженность внутри группы.

2. Лидер общественного движения (организации, партии) – лицо, с которым конкретные социальные слои (группы) ассоциируют возможность удовлетворения своих интересов (необязательно адекватно осознаваемых). Лидер этого уровня воздействует на общественное мнение как в силу личных качеств, так и благодаря тому, что поддерживающая его часть группы находится в состоянии ожидания – особом явлении массового сознания – потребности в лидере; она авансирует лидера определœенной степенью доверия и политической поддержки. Чем менее определœены цели и задачи общественного движения, тем более значима деятельность такого лидера.