Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Охрана труда Межрегиональный Профсоюз 3 страница
просмотров - 252

Расстройства обоняния и вкуса, в смысле обострения, понижения и извращения соответствующих восприятий, также встречаются при душевных болезнях, особенно при истерических психозах; возникающие в связи с этим расстройством иллюзии и галлюцинаторно-бредовые явления вызывают различные заявления и жалобы больных; обоняние и вкус расстраиваются и при органических заболеваниях; так, по наблюдениям некоторых авторов579), расстройство обоняния и вкуса — симптом довольно обычный при прогрессивном параличе; особенно часто расстройство обоняния и вкуса наблюдается у эпилептиков; чаще расстраивается вкус, чем обоняние; в большинстве случаев расстройство носит частичный характер, находится в видимой связи с частотой и силой падучных приступов и по своему распространению захватывает около 60% исследованных больных 580-581). Понижение вкуса и обоняния, а иногда и извращение вкусовых и обонятельных восприятий отмечено у алкоголиков584).

Состояние рефлексов при душевных болезнях представляется весьма различным: они бывают повышенными, пониженными, неравномерными, отсутствующими; это относится ко всœем видам рефлекторной возбудимости — к слизистым, кожным, сухожильным, мышечным, смешанным рефлексам и к рефлексам, вызываемым специальными раздражителями, как, напр., свет. Изменение слизистых рефлексов свойственно истерии, а следовательно, и более глубоким душевным расстройствам, связанным с нею; естественно, что эти рефлексы поражаются и в зависимости от нарушения их рефлекторных дуг при других заболеваниях функционального, органического, токсического происхождения; так, они отсутствуют наряду с общей анэстезией при эпилептическом приступе, во время эпилептической комы; они нарушаются в зависимости, напр., от невритического процесса у алкоголиков, захватывающего соответствующие области, в зависимости от органических очаговых поражений с соответствующей локализацией, напр., при распространении гуммозного процесса на ядра тройничного нерва; кожные рефлексы не имеют существенного распознавательного значения при душевных болезнях, они понижаются до исчезновения во время эпилептической комы, при органических гемиплегиях брюшные рефлексы обычно отсутствуют на стороне поражения. Из сухожильных рефлексов наибольшее распознавательное значение принадлежит коленным и ахилловым рефлексам; при этом не столь важное значение имеет повышение этих рефлексов, обычно наблюдаемое при истерии, неврастении, маниакально-депрессивном психозе и других заболеваниях, связанных с повышенной возбудимостью нервной системы, сколько их понижение, неравномерность и отсутствие; сухожильные рефлексы временно исчезают при эпилептической коме, при чем этому исчезновению иногда предшествует повышение их, наблюдаемое непосредственно за судорогами; неравномерное повышение рефлексов и неравномерное состояние их вообще наблюдается при прогрессивном параличе и при других органических поражениях мозга; при сочетании прогрессивного паралича со спинной сухоткой эти рефлексы в большинстве случаев исчезают; понятно, что при органических гемиплегиях у душевно-больных, как и при банальных гемиплегиях, могут наблюдаться клонусы стопы, коленной чашки и рефлекс Вabinski'ого; понижение и исчезновение сухожильных рефлексов свойственно также комбинациям душевного расстройства с невритами. Параллельно повышению общей рефлекторной возбудимости содержится и мышечная возбудимость, выражающаяся в развитии пучковатых сокращений при механическом раздражении мышцы; у кататоников, находящихся в каталептоидном состоянии, ударом молоточка по точкам лицевого нерва нередко удается вызвать сокращение мимических мышц лица, подобно признаку Chvostek'a при тетании; это же явление в резко выраженной форме однажды мне пришлось наблюдать при множественном поражении нервов сифилитическим ядом.

Исследователями было обращено внимание на распознавательное значение при душевных болезнях мышечного валика, являющегося выражением идиомышечной возбудимости; проще всœего и лучше всœего мышечный валик получается при поколачивании перкуссионным молоточком по области большой грудной мышцы или по двуглавой мышце плеча; также он хорошо получается при выскальзывании двуглавой мышцы из сжимающих ее пальцев исследователя при согнутом приблизительно под прямым углом положении предплечия; в периоде возмужалости, от 13—16 лет, мышечный валик представляет нормальное явление; по исследованиям Бернштейна мышечный валик является одним из характерных признаков для эпилепсии и эпилептических психозов, для прогрессивного паралича, раннего слабоумия и алкогольных психозов; наличность его даже может служить одним из опорных пунктов для дифференциального распознавания между указанными заболеваниями и другими — между эпилепсией и истерией, между прогрессивным параличом и неврастенией и старческим слабоумием, между ранним слабоумием и острым бессмыслием, между параноидной формой раннего слабоумия и параноей585); однако, данный вопрос не разрешается так просто и несомненно, так как дальнейшие исследования586) показали, что мышечный валик в резко выраженной форме наблюдается в 73,8 % при самых разнообразных заболеваниях, при чем степень его выраженности находится, по-видимому, в обратном отношении к состоянию питания больного; мышечный валик является реакцией на состояние истощения и интоксикации мышечной ткани; сколько-нибудь прочным опорным признаком для дифференциального распознавания пока он быть не может, и к этому его значению крайне важно относиться с большой осторожностью.

Изменения электрической возбудимости нервов и мышц при душевных болезнях вообще имеют малое значение, за исключением тех случаев, когда они вызываются специальными поражениями центральной и периферической нервной системы, характеризующими область нервных болезней, как церебральные фокусные поражения, спинномозговые и периферические; из более характерных наблюдений над общим изменением электрической возбудимости нервов и мышц при душевных болезнях можно упомянуть отмеченное Lenzi587) понижение фарадической и гальванической нервно-мышечной возбудимости при прогрессивном параличе, не отличающееся, однако, строгим постоянством.

Важное значение для распознавания имеет состояние зрачковой иннервации и зрачковой реакции. У здоровых людей зрачки в громадном большинстве случаев равномерны, им свойственна ширина, колеблющаяся под влиянием различных внешних и внутренних раздражений; они шире у детей и живее реагируют в детском и юношеском возрасте, нежели у взрослых и пожилых людей; к старости зрачки становятся уже, и реакция их постепенно утрачивает свою живость. Различают зрачковую реакцию на свет, аккомодацию и конвергенцию, на чувствительные, кожные, преимущественно, болевые раздражения, на раздражения психические; патологическая реакция может быть ослабленной, вялой, может отсутствовать, может быть усиленной или ускоренной; наблюдается парадоксальная реакция, когда вместо сужения зрачка наступает его расширение; зрачки бывают стойко суженными (myosis), иногда до крайней степени расширенными (mydriasis), равномерными или неравномерными; в некоторых случаях наблюдается изменение формы зрачка, который вместо круглого становится удлинœенным в одном из диаметров, эллиптическим или овальным, приобретает угловатые очертания, а иногда утрачивает свое центральное положение в радужной оболочке. Величина зрачков обусловливается иннервационным взаимоотношением нервов, суживающих (n. oculomotorius) и расширяющих (n. sympathicus) радужную оболочку. Изменение зрачковых рефлексов особенно важно для распознавания органических душевных заболеваний, и было время, когда состоянию зрачковых рефлексов придавалось патогномоническое значение; было время, когда, напр., с изменением реакции правого зрачка связывался меланхолический характер бреда, а с изменением левого — маниакальное возбуждение и бред величия (Austin)589) особое внимание состоянию зрачков начали уделять со времени открытия в 1869 году Argyll Robertson'ом его знаменитого симптома рефлекторной неподвижности зрачков на световые раздражители.

Неравномерность зрачков, сужение и расширение их, обоих или одного в неравной степени, вялость и отсутствие зрачковой, реакции, а также изменение формы зрачков чаще всœего и обычно встречается при прогрессивном параличе, представляя характерное явление для этой формы болезни; изредка наблюдается здесь и парадоксальная реакция; по наблюдениям, произведенным над многими тысячами больных, неравномерность зрачков обнаруживается у 56 %, а вялость и отсутствие зрачковой реакции у 68 % больных прогрессивным параличом589); парадоксальная реакция принадлежит к числу редких, единичных явлений. Те же явления, но гораздо реже наблюдаются при других органических душевных расстройствах, как сифилитическое и артериосклеротическое поражение головного мозга, старческое слабоумие. При этом, неравномерность зрачков и вялость их реакции даже до ее отсутствия составляет не исключительную принадлежность органических психозов; в редких случаях неравномерные зрачки бывают даже у людей душевно-здоровых, в качестве прирожденного явления, в качестве такового же наблюдается и окоченелое состояние зрачков в зависимости, по-видимому, от заболеваний и аномалий развития, связанных с периодом внутриутробной жизни590). Дальнейшие исследования показали, что различные изменения зрачковых рефлексов до отсутствия зрачковой реакции включительно, встречаются также у идиотов и умственно отсталых, что вполне естественно, если принять во внимание, что недоразвитие нервной системы может последовать, как результат органических влияний в периоде внутриутробной жизни или в раннем возрасте (сифилис, инфекционные болезни, вызвавшие осложнения со стороны мозга и нервной системы вообще); в этих случаях наблюдается иногда и неравномерная величина зрачков. Неравномерность зрачков и вялость реакции при более точном и распространенном исследовании начали обнаруживать и при других душевных болезнях, не имеющих не только очаговых, фокусных поражений, но и разлитой органической основы; так, они были отмечены при остром и хроническом алкоголизме, при эпилепсии, остром бессмыслии, особенно при раннем слабоумии и кататонии и даже при истерии. Установлено, что падучный приступ характеризуется резким расширением зрачков и отсутствием их реакции на свет и другие раздражители; данный признак считается почти патогноманическим для дифференциального распознавания эпилепсии от истерии; однако, и к нему крайне важно относиться с осторожностью, так как, правда, редко, но всœе-таки наблюдаются случаи, когда отсутствие зрачковой реакции обнаруживается во время судорожного приступа истерии591); при этом зрачки бывают расширенными, но бывают и узкими, чего не наблюдается при эпилепсии и что Bumke 592) об'ясняет, как вторичное явление, сопровождающее спазм внутренних глазных мышц, всœегда при этом бывающий. За исключением органических поражений головного мозга, изменения величины зрачков и их световой реакции чаще всœего встречаются при раннем слабоумии и кататонии; здесь приходится наблюдать неравномерность зрачков, их сужение, расширение с отсутствием световой реакции и изредка парадоксальную реакцию; изменение величины зрачков и их рефлекторной возбудимости обнаруживается приблизительно у 30 % больных593); расширение зрачков, соединœенное с их рефлекторной неподвижностью, свойственно, главным образом, состояниям кататонического ступора 594-595), при котором удавалось отметить даже изменение конфигурации зрачка596).

Величина зрачков у здоровых и у больных, у которых их рефлекторная реакция не изменена, колеблется под влиянием света͵ аккомодации, конвергенции и психических раздражителœей эмоционального свойства; сужение зрачков под влиянием света не сразу устанавливается в определœенных размерах, а обыкновенно замечается ряд ритмических колебаний, особенно выступающих при широких зрачках; такая зрачковая реакция, которую я предлагаю называть пружинной реакцией, наблюдается с большей или меньшей отчетливостью при различных заболеваниях, бывает выражена с постоянством при травматическом психоневрозе; при узких зрачках и при вялой зрачковой реакции она исчезает.

Кроме разобранных изменений зрачковой реакции, существуют еще некоторые зрачковые симптомы и реакции, наблюдаемые у душевно-больных и отчасти вызываемые посредством особых приемов; сюда относится реакция при замыкании глазных щелœей (Lidschlussreaktion), психическая и нейротоническая реакция. Реакция при замыкании глазных щелœей, описанная Westphаl'ем и Pilcz'ем, наблюдается при прогрессивном параличе; реакция заключается в искусственном изменении величины зрачков, достигаемом следующим образом: больной сильно зажмуривает веки и держит их неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ время в таком состоянии; когда он открывает глаза, то зрачки оказываются более узкими, при чем более широкий зрачок может оказаться уже, чем другой, бывший до того более узким; реакция удается и при световой неподвижности зрачков; там, где световая реакция не утрачена, изменение взаимоотношения величины зрачков может достигаться сильным освещением более широкого зрачка 597-598).

Психическая реакция зрачков — реакция эмоциональная; она заключается в расширении зрачков под влиянием привлекающих внимание и интересующих вопросов и представлений, под влиянием переживаемых аффектов; она бывает живо выражена у детей, у молодых людей, неврастеников, истеричных, галлюцинантов; у здоровых людей приблизительно к 45 годам она ослабевает. Bumke 599-600) отметил понижение психической реакции вплоть до ее исчезновения у больных ранним слабоумием и вообще у слабоумных больных, как прогрессивные паралитики, идиоты, умственно отсталые, больные старческим слабоумием; при органических заболеваниях исследование психической реакции имеет смысл лишь для тех случаев, в которых зрачковая реакция вообще еще сохранилась; наблюдение Bumke было подтверждено и другими авторами 601-602) 605).

Нормально реагирующий зрачек, сузившийся под влиянием того или другого раздражителя, тотчас же возвращается к своей величинœе; наблюдаются, однако, случаи, в которых эта обычная реакция оказывается нарушенной, и сократившийся под влиянием света͵ аккомодации или конвергенции зрачек сохраняет свою новую величину не только на несколько минут, но и на более продолжительное время; такую реакцию, наблюдаемую, преимущественно, при прогрессивном параличе и при других органических поражениях мозга (lues cerebri) Pilcz603) предложил называть нейротонической или тонической зрачковой реакцией; позднее эта реакция была отмечена и при других душевных расстройствах 604).

В случаях повышения общей рефлекторной возбудимости, напр., при неврастении, при маниакально-депрессивном психозе, может наблюдаться усиление или ускорение зрачковых рефлексов; особого внимания заслуживает бурная, «стреляющая» световая реакция*), которая иногда встречается при раннем слабоумии и кататонии; обыкновенно эта реакция сопровождается усилением реакции на конвергенцию; наличность «стреляющей» реакции, по мнению Hubner'a**), говорит в пользу, распознавания слабоумия и против органического поражения мозга.

Происхождение изменения зрачковых реакций, наблюдаемых при различных душевных заболеваниях, различно; понятно, что причины окоченелости и вялости зрачковых рефлексов при прогрессивном параличе и изменения зрачковой реакции при истерии или эпилепсии далеко не тождественны. Эпилептическое расширение зрачков и их неподвижность об'ясняется общим судорожным состоянием, охватывающим область не только поперечной, но и гладкой мускулатуры 606-607), характеризующим падучный приступ, в развитии и наступлении которого главное значение имеет изменение кровообращения; изменение кровенаполнения черепно-мозговых сосудов играет в развитии этого симптома крупную роль; это вытекает из того обстоятельства, что расширение и неподвижность зрачков наблюдаются и в течение припадков petit mal, протекающих бессудорожно; отсутствие световой реакции суженных зрачков, наблюдаемое нередко во время истерических припадков, связывается с состоянием конвергенции, одновременно наступающим у этих больных; неподвижность зрачков в кататоническом ступоре также, по-видимому, следует связать с изменением внутричерепного и внутриглазного кровообращения, что находит подтверждение в общем изменении сосудистых реакций у кататоников. Blin593), посвятивший специальное исследование состоянию глаз при раннем слабоумии, полагает, что изменение зрачковой реакции при этой болезни обусловливается внутренними токсическими причинами, в связи с которыми наблюдается и нарушение внутриглазного кровообращения, столь частое при раннем слабоумии (до 62 % наблюдавшихся автором случаев). Иначе об'ясняются зрачковые явления при прогрессивном параличе, представляющем разлитое органическое поражение головного мозга; здесь вялость и отсутствие световой реакции обусловливается нарушением передачи светового рефлекса на суживающие зрачек ветви глазодвигательного нерва, вследствие перерыва рефлекторной дуги в четверохолмии; но зрачковые явления при прогрессивном параличе полиморфны: они об'ясняются не только указанной причиной, но могут находиться в зависимости от воспалительного процесса в оболочках головного мозга и от частичного атрофического процесса в зрительных нервах; не остаются без влияния и изменения кровообращения внутри глаза; величина и форма зрачка обусловливается иннервационным взаимоотношением волокон глазодвигательного и симпатического нервов; при развитии частичных парезов и параличей радужной оболочки получается изменение конфигурации зрачка и его эксцентрическое положение. В случаях сочетания спинной сухотки с прогрессивным параличом, обыкновенно осложняющим спинносухоточное поражение не одновременно с его началом, а значительно позднее, изменения зрачковой реакции зависит от поражения centrum cilio-spinale Budge; влияние поражения этого центра может сказываться и в случаях типического прогрессивного паралича, так как изменения в спинном мозгу обнаруживаются и при нем618).

Отсутствие психической, эмоциональной зрачковой реакции обусловливается понижением психических процессов, вследствие чего она и наблюдается в тех случаях, в которых имеются налицо признаки слабоумия.

При прогрессивном параличе часто развиваются изменения глазного дна, выражающиеся офталмоскопически более или менее резкой атрофией зрительных нервов, общим или сегментарным побледнением сосков; микроскопическое исследование обнаруживает явления папиллита и нейроретинита; конечно, и это поражение отражается на величинœе и реакции зрачков640).

Расстройство секреторных функций — слезоотделœения, потоотделœения, слюноотделœения, отделœения желудочного сока. Вазомоторные расстройства — активная и пассивная гиперемия, синюха, головокружения, обмороки; дермографизм; кожные кровоизлияния; эритема; предсердечная тоска. Трофические расстройства: общий упадок питания; падение веса больных; прогностическое знамение прибыли веса; посœедение волос и облысение, изменение их цвета; сыпи, кожные поражения; слизистый отек; прободающая язва; пролежень; кровяная опухоль, отэматома; серозная опухоль уха; изменения ногтей; выпадение зубов; поражение костной ткани, суставов; трофическая язва и разрыв мочевого пузыря. Кровавый пот. Расстройство менструаций при душевных болезнях и значение их восстановления для предсказания.

При душевных болезнях наблюдается нарушение секреторных или отделительных функций, выраженное при некоторых из них в различной степени и в различных направлениях и иногда представляющееся довольно характерным.

Так, встречаем патологическое нарушение слезоотделœения. Обильные слезы, сопровождающие легко развивающийся плач, плаксивость, наблюдаются в состояниях раздражительной слабости при прогрессивном параличе, старческих психозах, при алкогольных психозах, при истерии, психастении; наоборот, в состояниях выраженной депрессии с тяжелым аффектом тоски слезоотделœение обычно бывает задержанным; слез нет у таких больных, они не плачут, несмотря на свои тяжелые переживания, и эта невозможность отреагировать свою патологическую тоску слезами бывает чрезвычайно тягостной и нередко служит предметом жалоб больных; им хочется выплакаться, но это не удается; глаза меланхоликов остаются сухими; это характерное явление задержки слезоотделœения при аффекте тоски отмечено еще старыми психиатрами (Morel); оно наблюдается, как сравнительно кратковременный эпизод, и при физиологическом аффекте тоски. В резко выраженных случаях меланхолических состояний слезоотделœение задерживается настолько резко, что поверхность глаз почти не омывается слезами; глаза становятся тусклыми, развивается гиперемия соединительных оболочек, вследствие раздражения их воздухом и пылью; появление слез в таких случаях облегчает больных и может указывать на уменьшение тоскливого аффекта. Некоторые психиатры 609) считают описанное явление настолько типичным для аффекта тоски первичного происхождения (маниакально-депрессивный психоз), что относят обильное слезоотделœение при таких состояниях к признакам, заставляющим подозревать у больного наличность понижения интеллекта; конечно, к этому указанию в качестве дифференциально-диагностического признака крайне важно относиться с большой осторожностью, так как тяжелые аффекты тоски бывают не только при маниакально-депрессивном психозе, но и при других душевных болезнях, и также могут сопровождаться задержкой слезоотделœения, напр., при прогрессивном параличе, заболевании, связанном с наростанием слабоумия, но в начальных периодах болезни. Задержка слезоотделœения свойственна также аффектам страха и ужаса.

Другое болезненное нарушение отделительных функций заключается в расстройстве деятельности потовых и сальных желœез, т. е., в расстройстве потоотделœения; нормальная кожная поверхность отличается известной ограниченной степенью влажности; при некоторых душевных болезнях привлекает внимание изменение влажности кожи, как в смысле ее уменьшения — anhydrosis, так и в смысле усиленного отделœения пота — hyperhydrosis. Уменьшение потоотделœения выражается сухостью кожной поверхности, что особенно встречается у меланхоликов, слабоумных, при кретинизме, а также иногда в ступорозных состояниях. Усиленное потоотделœение свойственно истерии, неврастении и психастении, оно проявляется в резкой форме при базедовой болезни и связанных с нею психозах, при острых алкогольных психозах, оно часто наблюдается при раннем слабоумии и кататонии. Гипергидроз бывает общим и частичным; чаще всœего потеют руки, подмышечные впадины, лоб; в некоторых случаях выступание капель пота на ладонях заметно простым глазом, а пот из подмышечных впадин льется обильными каплями; легко потеют ноги, особенно подошвы; такая чрезмерная потливость смущает больных, сознательно относящихся к своему здоровью, и служит предметом их жалоб; при кататонии нередко приходится наблюдать усиленную потливость, но временами при этой болезни развиваются проливные поты*), наступающие неожиданно и обыкновенно продолжающиеся короткое время; у кататоников отмечается также усиленная секреция сальных желœез; 610); усиленное потоотделœение характеризует также состояния маниакального возбуждения. Обращают внимание на едкий, противный, тошнотворный запах пота некоторых душевно-больных; Seglas**) высказывает предположение, что данный запах находится в соотношении с расстройством пищеварительных процессов и недостаточностью гигиенического ухода, а не об'ясняется изменением свойств пота; хотя и есть указания на усиление кислотности пота у таких больных, но вообще результаты исследования пота у душевно-больных очень противоречивы. Неприятный запах при усиленном потоотделœении об'ясняется также разложением обильного отделяемого сальных желœез, напр., у кататоников.

В некоторых случаях душевных заболеваний наблюдается нарушение слюноотделœения; в общем оно не представляется постоянным и характерным явлением, но нередко привлекает внимание, повторяясь с известным постоянством у ряда однородных больных. Слюноотделœение может быть уменьшенным или увеличенным; последнее явление носит название птиализмa (ptyalismus) или саливации; уже давно оно было отмечено психиатрами 612-615), обратившими внимание и на различное качество выделяемой слюны, то жидкой, то густой, вязкой, тягучей.

Слюна околоушных, подчелюстных и под'язычных желœез отличается, как по своему составу, так и по консистенции; околоушная слюна жидкая, а подчелюстная и под'язычная — густая и тягучая, вследствие содержания муцина; раздражение церебральных нервов, иннервирующих слюнные желœезы (chorda tympani а n. VII и n. glossopharyngeus) обусловливает отделœение, жидкой слюны, а раздражение симпатического нерва — густой. 611).

Слюноотделœение может быть задержанным в состояниях психического угнетения, особенно в меланхолической фазе маниакально-депрессивного психоза; это явление отмечено многими наблюдателями*); то же замечается при возбуждении истеричных больных; у меланхоликов сухость полости рта достигает такой степени, что у них развиваются трещины не только на губах, но и на языке, который покрывается в некоторых случаях фулигинозным налетом. Увеличенное отделœение слюны отмечается в состояниях маниакального возбуждения, у истеричных, в состояниях кататонического ступора, у слабоумных, у идиотов и умственно отсталых, при паралитическом слабоумии, у галлюцинантов, у эпилептиков во время судорожных приступов болезни; отделяемая этими больными слюна различна в качественном отношении: слюна, в обильном количестве нередко отплевываемая маниакальными больными, — жидкая, пенистая слюна; такова же слюна истеричных, слабоумных, галлюцинантов, эпилептиков; это слюна смешанного происхождения; слюна ступорозных кататоников, как было указано еще Wernicke густая, вязкая слюна; она тянется изо рта больного длинными, толстыми нитями, смачивает платье, образует на полу возле больного целые лужи; это симпатическая слюна, преимущественно, из подчелюстных и под'язычных желœез.

Вопрос о нарушении слюноотделœения у душевно-больных мало разработан, но несомненно, что причины птиализма различны: он может быть невропаралитическим, рефлекторным и психорефлекторным, может обусловливаться гиперфункцией желœез, вызванной различными факторами; так, у маниаков и эпилептиков птиализм зависит от гиперфункции слюнных желœез, вызванной усиленным приливом крови; у слабоумных, идиотов и кататоников птиализм, по-видимому, вызывается невропаралитическими причинами; Ziehen указывает на наблюдаемые у слабоумных жевательные движения, как на причину усиленного отделœения слюны; при вкусовых галлюцинациях слюноотделœение является актом психорефлекторным; рефлекторное слюноотделœение связывается с катаральными процессами желудочно-кишечного тракта͵ нередко наблюдающимися у душевно-больных, и с процессами в области органов малого таза у женщин.

Следует различать истинный и ложный птиализм или саливацию и псейдосаливацию**): саливация выражается в действительном увеличении слюноотделœения, а псейдосаливация явление кажущееся, выражающееся в накоплении слюны во рту, вследствие того, что больной ее не проглатывает, или в вытекании ее изо рта вследствие той же причины; так, накапливание слюны во рту может вызываться бредовыми мотивами; вытекание ее изо рта может зависеть от недостаточного нервного тонуса челюстных и ротовых мышц, что бывает у идиотов и слабоумных; в этих случаях рот бывает полуоткрытым, и непроглатываемая слюна вытекает из него по мере накопления. Obernier 613) описывает случай истинной саливации у больного галлюцинанта͵ тщательно им прослеженного в течение продолжительного времени, у которого суточное выделœение собиравшейся автором слюны достигало 3 ф. 10,8 лота.

Отделœение и состав желудочного сока при душевных заболеваниях также представляет некоторые уклонения от нормы; однако, эти уклонения довольно непостоянны и в значительной степени колеблются; вследствие этого результаты исследования различных авторов довольно противоречивы и почти лишены распознавательного значения. Отмечено изменение кислотности, содержания пепсина и сычужного фермента; исследования, произведенные на довольно большом числе больных, показывают, что в маниакальной фазе маниакально-депрессивного психоза кислотность желудочного сока понижается (hypochlorhydria), равно как падает и его переваривающая способность; то же наблюдается и при состояниях слабоумия*); состояния возбуждения у гебефреников, напротив, сопровождаются повышением кислотности (hyperchlorhydria) и содержания пепсина в желудочном соке; исследование желудочного сока в меланхолической фазе маниакально-депрессивного психоза и при аментивном состоянии дает противоречивые результаты; у кататоников кислотность большей частью понижена, а пепсин иногда даже отсутствует; при кататоническом ступоре кислотность настолько падает, что молоко не свертывается под влиянием желудочного сока; это явление по исследованиям Maeyr'а 616) представляется характерным для кататонии; при кататонической спутанности кислотность желудочного сока, напротив, повышается; обычно наблюдается повышение кислотности при психических заболеваниях, особенно, сопровождающихся усилением вазомоторных явлений и повышенным потоотделœением; в то же время содержание пепсина, равно как и содержание сычужного фермента͵ падает до их отсутствия. Повидимому, отказ от пищи не находится в соотношении с химизмом желудочного сока. После судорожных приступов падучей отмечалось повышение кислотности желудочного сока до 7% вместо 1,5—2,5%, наблюдаемых при норме.

Относительно отделœения кишечного сока при душевных заболеваниях никаких определœенных данных не имеется; принимая во внимание наблюдаемые у душевно-больных расстройства пищеварения, можно думать, что болезненные нарушения распространяются и на отделительную деятельность кишечника, но в чем они выражаются, неизвестно.