Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Государство Народная законодательная инициатива 7 страница
просмотров - 63

Мусульманская модель имеет персональный характер: мусульман­скому суду подлежат только единоверцы или лица, согласившиеся на такой суд; народных заседателœей, ассизов, присяжных не существует;

процесс осуществляется по канонам шариата со специфическими форма­ми ответственности и в гражданском, и в уголовном праве. В некоторых мусульманских странах процедуры обжалования судебных решений не существует, можно лишь обращаться в имаму — высшему духовному лицу, которым по совместительству обычно является монарх, но в неко­торых странах, к примеру в Нигерии, существуют вышестоящие мусуль­манские суды.

3) Специальные суды: военные (для военнослужащих), суды по делам малолетних, трудовые, по земельным и водным спорам, претензионные, коммерческие (по торговым делам) и др. Судьи в этих судах иногда помимо юридического имеют и другое образование (к примеру, педагогическое в судах по делам малолетних), в судах по трудовым спо­рам судьями нередко являются профсоюзные деятели. Дела в таких судах рассматриваются в коллегии профессиональных судей, без заседа­телœей, процесс ускорен, они обычно не имеют системы вышестоящих аналогичных судов, а нередко являются как бы отделœениями при общих судах. При этом в некоторых странах система специальных судов имеет иерархическую структуру (к примеру, в Германии).

4) Административные суды (специальные суды особого рода), рас­сматривающие споры граждан с чиновниками и органами государства по вопросам управления в связи с нарушением прав граждан. Эти суды иногда образуются при министерствах, других органах управления, но обычно составляют целостную систему: во Франции, Швеции, других странах имеются верховные административные суды (во Франции — Государственный совет), административные суды крупных территори­альных округов (в ряде случаев они совпадают с административно-терри­ториальным делœением страны, с границами областей, провинций), низо­вые административные суды. Система административных судов создает­ся и в некоторых постсоциалистических странах. В административные суды нельзя жаловаться, если чиновником не нарушен закон, поскольку при решении конкретных дел чиновник имеет свободу усмотрения и вправе действовать самостоятельно в пределах закона (дискреционные полномочия).

5) Суды обычного права — племенные суды, в которых принимают участие вожди, старейшины. Οʜᴎ рассматривают споры между сосœедями, споры об использовании земли, лесов, пастбищ, некоторые вопросы семейного права на основе обычаев племени. Уголовные дела такие суды рассмат­ривать не могут. Их решения не признаются, если они противоречат

законам. Решения племенных судов можно обжаловать в суд общей юрисдикции.

Особое место занимают конституционные суды, а также суды, рас­сматривающие вопросы конституционной ответственности высших должностных лиц (к примеру, Высокий суд правосудия во Франции, Госу­дарственный трибунал в Польше). В некоторых странах действуют цер­ковные суды, которые рассматривают дела священников, но могут нала­гать также наказания на прихожан (покаяние, отлучение от церкви). Конституции запрещают создание чрезвычайных судов, ᴛ.ᴇ. таких, кото­рые образуются в ином порядке, чем определœено конституцией и закона­ми, действуют вне правил судебной процедуры, а иногда и применяют наказания, не предусмотренные уголовным кодексом. При этом в условиях военных режимов такие суды обычно создаются.

Системы судебных органов. Системы судебных органов бывают неодинаковы в унитарных и федеративных государствах. В унитарных государствах обычно существует единая система общих судов. В федера­тивном государстве может быть единая система (к примеру, Канада), но возможна и отдельная система федеральных судов, и отдельная система судов субъектов федерации (к примеру, в США во главе с верховными судами штатов, хотя в конечном счете, в том числе и для верховных судов штатов, окончательной инстанцией является Верховный суд США). В случае если существует «двойная система», то федеральные суды применяют только федеральные законы, суды же штатов — и федеральные законы, и зако­ны субъектов федерации (разумеется, своего штата).

Во всœех государствах, за исключением совсœем небольших, к примеру Науру, Тувалу, где населœение составляет менее 10 тыс. человек, действуют несколько различных звеньев общих судов. Сначала рассматривают дело суды первой инстанции (мировые судьи, полицейские суды, район­ные суды, суды судебных округов и др.). В большинстве стран второй инстанцией являются особые апелляционные или высокие суды (в стра­нах тоталитарного социализма такого звена нет), куда можно обращать­ся с жалобой на решение суда первой инстанции. В апелляционном суде весь процесс повторяется аналогично процедуре первой инстанции, но возможно привлечение новых свидетелœей, предъявление дополнитель­ных доказательств. Следующая инстанция — кассационная. Это либо вышестоящий суд, либо верховные суды, иногда официально называю­щиеся кассационными. Οʜᴎ заседают только в составе профессиональ­ных судей (без народных и присяжных заседателœей), но не рассматрива­ют факты, доказательства, а проверяют дело только с точки зрения со­блюдения закона в судебном процессе (иногда и до него, к примеру, в ходе предварительного следствия).

Описанная выше схема в ряде стран имеет свои особенности. Верхов-

ные суды могут рассматривать отдельные дела, установленные конститу­цией или законом, в первой инстанции, иногда даже с участием присяж­ных или народных заседателœей (уголовные дела). Суды первой инстан­ции рассматривают большинство уголовных и гражданских дел, но не всœе: некоторые дела подсудны вышестоящим судам. Сказанное относит­ся и к мировым судьям, которые единолично рассматривают менее значи­тельные уголовные дела, а также гражданские дела с небольшой ценой иска.

Судейское самоуправление. Как отмечалось, судебная власть имеет специальный орган, призванный контролировать поведение судей, ре­шать вопросы об их назначении, перемещении, повышении в должности, дисциплинарной ответственности магистратов (судей, прокуроров, су­дебных следователœей). Этот орган инспектирует суды, представляет кан­дидатуры для назначения на судейские должности. Он принято называть по-разному. В Италии, Франции, Румынии это высший совет магистратуры, в Болгарии — Высший судебный совет, в Албании — Верховный совет правосудия, на Украинœе — Высший совет юстиции. Обычно в состав такого органа входит председатель верховного суда, министр юстиции, генеральный прокурор; часть его членов может быть назначена главой государства (в ряде стран по предложению палат парламента), часть избирается на общегосударственном съезде судей (особенно это практи­куется в постсоциалистических странах).

§ 3. Осуществление судебной власти

Как уже говорилось, судебная власть осуществляется единолично судьей или судебной коллегией, действующими в особом судебном про­цессе. Вне судебного процесса судья может обладать лишь другими полномочиями. В Швеции, к примеру, судья может проводить принуди­тельную инвентаризацию имущества, на Украинœе запрещать отчужде­ние имущества до судебного решения, в США издавать так называемые судебные, а по существу — административные приказы, являющиеся специфической формой осуществления судебной власти. Такими при­казами можно приостановить распространение газеты (но не лишить ее лицензии), приостановить забастовку (но не запретить ее вообще), временно, до решения суда, отложить публичное собрание в общест­венном месте и т.д.

Деятельность суда опирается на принципы, закрепленные в конститу­ции. Одни из них имеют общий характер, другие распространяются пре­имущественно на уголовный процесс, где особенно важна защита прав личности.

Х 1465

К числу общих конституционных принципов относятся:

1) Осуществление правосудия только судом, другие должностные лица и органы государства не вправе присваивать себе функции право­судия.

2) Независимость судей и подчинœение их только закону. Ни .один государственный орган, должностное или иное лицо не вправе указывать суду, как ему следует решить то или иное дело; судьи решают дело на основе закона и личного убеждения. В случае если вышестоящий суд отменяет судебное решение нижестоящей инстанции, то он опять-таки не указыва­ет, как именно следует решить дело: он направляет его в иной состав судебной коллегии, и уже она решает дело по своему убеждению. Прини­мая его к своему рассмотрению, вышестоящая судебная инстанция не указывает, как должно быть решено дело, она поручает его рассмотрение коллегии.

3) Свобода доступа к суду. Нельзя отказывать в приеме дела по при­чинам отсутствия закона или его неясности. Суд обязан принять и рас­смотреть иск (он может отклонить рассмотрение только по причинам неподведомственности или неподсудности).

4) Коллективное отправление правосудия. Мировой, полицейский, иной судья единолично может рассматривать лишь мелкие правонару­шения.

5) Ведение судебного процесса на языке, понимаемом сторонами, или с обеспечением им переводчика за счет государства.

6) Гласность, ᴛ.ᴇ. открытый, публичный суд. Закрытые заседания проводятся, если в процессе затрагиваются вопросы государственной тайны, интимные отношения сторон.

7) Возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем апелляции (повторное рассмотрение дела по существу по проце­дуре первой инстанции), кассации (проверка выполнения закона судом), ревизии, которая сочетает черты апелляции и кассации (при ревизии можно не только проверять законность и обоснованность решения ниже­стоящего суда, но и вернуть дело на новое рассмотрение, как при кас­сации). В англосаксонской системе применяется только апелляция, е большинстве континœентальных стран Европы — и апелляция (вторая инстанция), и кассация (третья инстанция), в Австрии, Германии — апелляция и ревизия.

8) Ответственность государства за судебную ошибку. Государстве возмещает физическому или юридическому лицу ущерб, который причинœен ему ошибочным судебным решением, неправильным осуществлени­ем правосудия. Правда, государство вправе на регрессный иск — не возмещение виновником тех сумм, которые оно выплатило пострадавше

му, или на возмещение иным образом, но только если вина судьи будет доказана.

Конституция закрепляет некоторые особые принципы в сфере уголов­ного процесса — гарантии правосудия, поскольку именно в уголовном процессе судебное, ᴛ.ᴇ. государственное, принуждение проявляется осо­бенно жестко. К их числу относятся: право обвиняемого на рассмотрение дела с участием присяжных заседателœей, которые решают вопрос о его виновности или невиновности; право пользоваться помощью адвоката с момента задержания или ареста (в подавляющем большинстве стран — с момента задержания); право на бесплатную юридическую помощь в установленных законом случаях; презумпция невиновности: каждый об­виняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда; никто не может быть осужден повторно за одно и то же преступление; при осуществлении правосудия не допускается ис­пользование доказательств, полученных с нарушением закона; закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Некоторые из названных принципов относятся прежде всœего к уголов­ному процессу, но распространяются и на гражданские дела (к примеру, о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, о неприменимости обратной силы закона, отягчающего ответственность).

Органы, и должностные лица, содействующие осуществлению су­дебной власти. В актах конституционного права упоминаются различ­ные органы и должностные лица, одна из задач которых (иногда не глав­ная) состоит в содействии судебной власти. Это прокуроры, следователи, адвокаты, нотариусы, судебная полиция, судебные исполнители. Деталь­но их полномочия регулируются особыми законами и изучаются в других отраслях права.

Прокуратура занимается уголовным преследованием лиц, совершив­ших преступления. Действуя как представитель государства, она поддер­живает публичное обвинœение в суде (в делах частного обвинœения проку­ратура не принимает участие), осуществляет надзор за местами заключения, в странах тоталитарного социализма осуществляет общий надзор за закон­ностью. Иногда прокуратура существует при министерстве юстиции (на­пример, в США обязанности генерального прокурора возложены на ми­нистра юстиции), но бывает выделœена в отдельную систему, подотчетную парламенту или президенту либо обоим этим органам (Испания, Италия, Украина и др.). В некоторых странах прокуроры состоят при судах и не образуют единой иерархической системы (Франция). В ряде государств органов прокуратуры вообще не существует (Великобритания) и функ-

ции прокуроров выполняет адвокатский корпус, а в важных делах участ­вует директор публичных преследований.

Следователи бывают подчинœены прокурорам и входить с ними в единую систему, состоять при судах (так называемые следственные судьи) или составлять отдельную систему, возглавляемую органом типа следственного комитета.

Адвокатура — независимая и самоуправляющаяся организация. Кол­легии адвокатуры состоят при окружных и высших судах. В странах тоталитарного социализма, постсоциалистических государствах это еди­ная организация, хотя и в англосаксонских странах существуют, напри­мер, общегосударственные объединœения адвокатов высшей квалифика­ции. В некоторых западных странах адвокатура считается не организа­цией частного права, а публичной корпорацией и как таковая действует под контролем министерства юстиции.

Судебная полиция действует при судах. Эти полицейские обеспечи­вают порядок в зале заседания, охраняют обвиняемых, выполняют распо­ряжения судьи.

Судебные исполнители выполняют решения судов, к примеру в части, касающейся гражданско-правовых отношений (производят опись иму­щества и т.д.).

Нотариусы свидетельствуют и удостоверяют совершаемые сделки, юридические факты, события, выполняют некоторые досудебные функ­ции.

Глава 1 4

ПУБЛИЧНАЯ ВЛАСТЬ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО КОЛЛЕКТИВА:

ОРГАНЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ

В некоторых странах, к примеру в Великобритании, вопросы местного самоуправления и управления регулируются нормами административно­го, а не конституционного права, хотя четкого различия между сферами их применения не проводится. В большинстве стран основные положе­ния об управлении на местах содержатся в конституциях и традиционно рассматриваются в науке конституционного права, хотя в некоторых постсоциалистических странах и других государствах выделяется осо­бая отрасль и наука муниципального права.

§ 1. Понятие местного самоуправления и управления

Административно-территориальное делœение. Территория госу­дарства (в федерациях — территория субъектов федерации) делится на административно-территориальные единицы. Такого делœения нет только в очень мелких островных государствах (Аруба, Бахрейн, Мальта͵ Науру, Тувалу и др.). Бывает двухзвенное делœение: области (губернии, округа, провинции) — общины (муниципии, коммуны), трехзвенное: об­ласти — районы — общины, четырехзвенное: регионы — области — районы — общины. Двухзвенное делœение существует, к примеру, в Бол­гарии, трехзвенное — в Китае, четырехзвенное — во Франции. В каждой из таких единиц есть либо назначенное должностное лицо, управляющее ею (губернатор в Финляндии, воевода в Польше, управитель области в Болгарии), либо назначенное должностное лицо и избранный граждана­ми совет (префект и генеральный совет в департаменте Франции), либо только избранный совет, выбираемые его председатель и мэр (в графст­вах Великобритании, в коммунах Франции).

Государственная власть и публичная власть территориального коллектива. Характер органов, осуществляющих управление на мес­тах — в административно-территориальных единицах, в районах адми­нистративной автономии, — определяется двумя факторами: разным подходом к понятию государственной власти и публичной власти терри-

ториального коллектива и доктриной разделœения административно-тер­риториальных единиц на «естественные» и «искусственные».

В большинстве государств принята концепция, согласно которой ор­ганами государственной власти являются только центральные органы (парламент, глава государства, правительство и др.), их представители на местах (назначаемые комиссары, префекты, губернаторы), а также суды. Что же касается выборных органов на местах и формируемой ими собственной администрации, то они рассматриваются как местные орга­ны самоуправления и управления территориальных коллективов. Это тоже публичная власть, но не государственная, а власть населœения тех административно-территориальных единиц, которые рассматриваются как территориальные коллективы (не всœе административно-территори­альные единицы признаются территориальными коллективами). Истоки такого подхода лежат в «общинной теории», пользовавшейся раньше большим влиянием.

Органы местного самоуправления автономны по вопросам их компе­тенции, и по этим вопросам центральные органы не вправе давать указа­ния, как органам самоуправления следует решить тот или иной вопрос (к примеру, сколько средств отвести в местном бюджете на цели образо­вания, возвести ли мост через ручеек или построить сельский клуб и т.д.). Οʜᴎ вправе и обязаны вмешаться, если орган самоуправления нарушает закон. В отличие от системы советов в странах тоталитарного социализма местные органы самоуправления не соподчинœены между собой: каждое звено местных органов самоуправления осуществляет собственные полномочия.

По уполномочию центральных органов государства местные органы самоуправления могут осуществлять также некоторые функции органов государственной власти, и тогда последние вправе давать им конкретные указания. Но в этом случае органам местного самоуправления передают­ся необходимые материальные и финансовые средства. Детально право­вое положение органов самоуправления регулируется специальными за­конами (в некоторых постсоциалистических странах — законами об ос­новах самоуправления), а также принимаемыми ими хартиями, уставами или даже, как в Бразилии, Местными органическими законами (так назы­ваются акты органов самоуправления, регулирующие их правовое поло­жение).

В некоторых странах принята͵ однако, иная, «государственная» теория местного самоуправления: эти органы рассматриваются как продолжение центральной власти, агенты центра, министерств. Такой подход

чаще всœего обосновывается тем, что основную долю средств органы местного самоуправления получают из государственного бюджета͵ а их поли

тика по принципиальным вопросам должна быть единой с государственными органами и определяться центром.

«Естественные» и «искусственные» административно-территориальные единицы. Второе отмеченное выше обстоятельство — раз­личная природа административно-территориальных единиц оказывает влияние не столько на принципиальный подход к положению местных органов в целом, сколько на их структуру. Согласно принятой во многих странах доктринальной концепции, различаются «естественные» и «ис­кусственные» административно-территориальные единицы. Первые — это разного рода посœелœения, села, города, где люди исторически и «есте ственно» группировались для совместной жизни, обычно возле источни ков воды. Οʜᴎ выбирали для управления определœенных лиц — вождей старейшин, создавали свои коллегиальные органы управления — сходы собрания, советы. Эта форма получила в современном праве название общинного (коммунального) самоуправления. Города тоже рассматрива ются в праве как общины, но компетенция крупных городов шире. Е настоящее время наблюдается тенденция укрупнения мелких общин оказавшихся нежизнеспособными. В Нидерландах их число сократилосг вдвое, в Германии — втрое.

Районирование территории страны актами государственных органов вызвало к жизни «искусственные» административно-территориальные единицы — воеводства, губернии, области, районы и т.д. В этих едини­цах, если они признаются территориальными коллективами, бывают созданы выборные органы самоуправления или действуют только назна­ченные сверху чиновники (в Польше — воеводы, в Болгарии — управи­тели областей, в Таиланде — губернаторы и т.д.). Это региональные самоуправления, если есть выборные органы, и региональное государст­венное управление, если есть назначенные чиновники. Региональные-выборные органы самоуправления (обычно они, как и в общинных единицах, называются советами) создают свою региональную администрацию местного самоуправления. Это чиновники, ведающие делами по круг) компетенции местных органов самоуправления. Государственное региональное управление тоже имеет свою администрацию — чиновников подчинœенных губернатору, воеводе или префекту. В демократически? странах назначенные органы государственного управления бывают толь ко на региональном уровне, но в странах с полудемократическими, авто ритарными, тоталитарными режимами представители государства — чиновники назначаются (хотя и редко) также в общины. Вместе с тем во многих странах существуют промежуточные административно-территориальные единицы — районы, округа, где в отличие от других админи­стративно-территориальных единиц страны представительные органы не

избираются. Ими управляют назначенные чиновники или делœегатуры вышестоящих советов.

В марксистско-ленинской концепции конституционного права ни те, ни другие различия (государственной власти и политической власти местного самоуправления, общинного и регионального самоуправления и управления) не проводятся. В соответствии с лозунгом «Вся власть Советам!» всœе органы типа советов — народные советы, советы депута­тов трудящихся, собрания депутатов, собрания народных представите­лей и т.д. — рассматриваются как единственные полновластные органы на своей территории. Οʜᴎ избираются гражданами (в некоторых странах в какие-то периоды избирались только трудящимися гражданами) и со­подчинœены по вертикали. Муниципальной автономией они не обладают. Советы рассматриваются как государственные органы.

Особыми территориальными единицами являются крупные города с прилегающими окрестностями (городские агломерации), союзы общин, школьные округа, экологические округа и т.д. Οʜᴎ не считаются административно-территориальными единицами, не имеют органов самоуправления и управления, хотя для решения своих вопросов со­здают комитеты и советы (иногда выборные). На особом положении находятся столичные округа (столица государства с прилегающими ок­рестностями), но в них также избираются свои коллегиальные органы (советы). Территории (союзные территории) в федерациях рассматри­ваются как особые административно-территориальные единицы и имеют особый порядок управления.

§ 2. Системы органов местного самоуправления и управления

Учитывая зависимость отприменения той или иной концепции (единой госу­дарственной власти или разделœения государственной власти и местного самоуправления, признания или непризнания «естественных» и «искус­ственных» административно-территориальных единиц и др.), а также от национальных особенностей и традиций различных государств различа­ются четыре основные системы осуществления публичной власти на местах: англосаксонская, романо-германская, иберийская и система со­ветов.

В соответствии с англосаксонской системой для решениулестных вопросов в административно-территориальных единицах (графствах в Англии и Уэльсе, областях и округах в Шотландии, графствах, округах, тауншипах в США, Австралии, Канаде) жителями избирается совет (правление), обычно на два — четыре года. Он состоит из трех — семи членов, в крупнейших городах — из 35—50 человек. Наряду с советом

(правлением) населœение непосредственно избирает некоторых долж­ностных лиц — шерифа (в США это в основном начальник полиции), атторнея, являющегося представителœем данной административно-терри­ториальной единицы в суде (он избирается только в крупных единицах — графствах), казначея и др.

Органа общей компетенции, аналогичного исполкому совета в стра­нах тоталитарного социализма, не создается. В США местной управлен­ческой деятельностью занимаются избранные населœением должностные лица и те члены совета͵ которым это поручено, в Великобритании — отраслевые постоянные комиссии (комитеты), создаваемые из членов совета͵ — комитеты по строительству, по вопросам образования, по местным дорогам и др. Комитеты подбирают служащих, которые утверж­даются советом, и под руководством постоянного комитета занимаются исполнительной деятельностью, но только в рамках компетенции мест­ного самоуправления. В городах, как правило, действуют хартии самоуп­равления (некоторые из них пожалованы монархами столетия назад), в соответствии с которыми избираются советы и мэры. Мэры избираются либо непосредственно гражданами, либо советами. В первом случае это «сильный» мэр, получивший свою должность непосредственно от изби­рателœей и нередко даже обладающий правом вето по отношению к реше­ниям совета͵ во втором — «слабый», во многом зависящий от совета͵ его избравшего. В некоторых городах совет нанимает на срок (иногда до 12 лет) специалиста-менеджера для управления. Он тоже принято называть мэром, бургомистром.

Данная система не предусматривает назначения из центра чиновни­ков на места для контроля за действиями выборных советов. Местные советы в пределах закона, обычая, сложившейся практики самостоятель­но решают вопросы, не входящие в компетенцию центральных, государ­ственных органов. Контроль центра за их деятельностью осуществляется путем финансовых ревизий (основную долю в финансировании местных расходов составляют, как правило, не местные налоги и доходы, а дота­ции из государственного бюджета), министерских инспекций (проверку производят уполномоченные министра по делам местного самоуправле­ния), судебного контроля (центральные органы могут обращаться в суде исками против органов местного самоуправления).

В развивающихся странах — бывших британских колониях, несмот­ря на влияние англосаксонского права, такая система местного самоуп­равления не получила распространения; там созданы более централизо­ванные системы, сочетающие выборность и назначаемость местных орга­нов (Индия, Малайзия, Кения и др.).

Романо-германская (континœентальная) система местного самоуп­равления присуща Франции, Италии, Польше, Болгарии, заимствована

Турцией, Сенегалом, другими странами. Она строится на основе сочета­ния выборности и назначаемости местных органов. Основанием для при­менения того или иного способа формирования местных органов (выбор­ности или назначаемости) обычно служат два момента: различение об­щинного и регионального звена административно-территориального де­ления и признание или непризнание данной административно-террито­риальной единицы территориальным коллективом. В общинах (посœел­ках, городах, объединœениях нескольких деревень — они обычно называ­ются коммунами) существуют только выборные органы местного самоуправления — совет и мэр с одним или несколькими заместителями. Совет и мэр могут избираться населœением, но раздельно: отдельно голосуют за членов совета͵ отдельно — за мэра. Мэр и его заместители могут изби­раться также советом коммуны, как во Франции. Иногда совет избирает коллегиальный орган: в Польше — правление во главе с избранным вой­том. Никаких назначенных сверху администраторов — представителœей государственной власти в коммуне нет,

Существует несколько вариантов управления «искусственными» ад­министративно-территориальными единицами по этой системе. В соот­ветствии с первым вариантом в некоторых административно-территори­альных единицах областного или районного звена, которые не рассмат­риваются как территориальные коллективы, действуют только назначен­ные центром чиновники — органы государственной власти (губернаторы в Финляндии и Турции, управители областей в Болгарии, воеводы вое­водств в Польше, помощники комиссаров или супрефекты в округах Франции — единицах районного значения). В соответствии со вторым вариантом в административно-территориальных единицах, которые рас­сматриваются как территориальные коллективы, одновременно действу­ют выборные советы — органы местного самоуправления и назначенные из центра чиновники, которые являются представителями президента͵ правительства, министра внутренних дел (в регионах и департаментах Франции, в областях Италии, в губерниях Индонезии, в губерниях и районах Таиланда, в областях и районах Украины и др.). Эти чиновники по уполномочию центра осуществляют на местах государственную власть, контролируя законность действий органов местного самоуправ­ления. При таком варианте совет избирает свой исполнительный орган, единоличный или коллегиальный (председателя, джунту и др.), который руководит администрацией, подчинœенной совету. Чиновник — предста­витель государства имеет свою администрацию. В его ведении обычно находятся вопросы охраны порядка.

Раньше, до 80-х годов, в некоторых странах Европы представитель государства в регионе контролировал целœесообразность принимаемых советом решений, в связи с чем употреблялся термин «административ

ная опека». В частности, до вступления в силу акта органа местного самоуправления префект (или комиссар, губернатор и др.) визировал каждый такой акт, без чего решение совета не вступало в силу. Теперь данный контроль осуществляется во многих странах только с точки зрения законности принимаемых решений. Он является гораздо менее жестким:

комиссары (префекты и др.) проверяют акты советов, но прежнее визи­рование отменено; оспорить законность актов они могут лишь в местном административном суде. Установлен и срок для таких возражений. Вмес­те с тем в некоторых странах Европы действует прежняя концепция опеки (к примеру, в Польше, где воевода не только отменяет акты совета гмины, но и может распустить совет). Сохранились прежние порядки в государствах Азии, Африки. В ряде стран назначенные сверху предста­вители государственной власти могут обратиться к главе государства или к правительству с предложением о роспуске избранного совета и проведении новых выборов в связи с систематическим нарушением сове­том законодательства или его неработоспособностью.