Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Дом Беседа 11. Внутренний уклад семьи
просмотров - 278

Народ — это живой организм, клеточками которого являются семьи. В случае если семейный уклад народа нарушается, то общество начинает серьезно болеть. Именно в семье происходит передача опыта от одного поколения другому. Сын работает рядом с отцом — плечо к плечу — и именно здесь он получает живой опыт жизни. Мы как народ слабеем, поскольку крепость народа — в крепости семьи, а семья в России практически уничтожается. Любая любовь (к Родинœе, ко всœему миру, к случайному человеку и т.д.) начинается с любви в семье, поскольку семья — это единственное место, где человек проходит школу любви.

Современный же уклад жизни никак не способствует укреплению семьи, а, напротив, разрушает ее. Отмечу несколько сторон в вопросœе внутреннего уклада современной семьи.

Статус семьи

Начну с того, что сама семья должна иметь очень высокий статус прежде всœего для самого человека. В случае если семья не занимает одно из важнейших мест в жизни человека, то ему никогда не удастся создать крепкую семью.

В советское время очень часто применялся лозунг «Общественные интересы выше личных». Эта совершенно ложная установка путала всю иерархию ценностей в советском человеке. Семьи в этой иерархии вообще нет. Есть какие–то абстрактные общественные интересы и есть личные. А семейные интересы к каким относятся: к общественным или личным? Тут начиналась путаница. Учитывая зависимость отситуации семейные интересы относились то к общественным, то к личным. Но всœе же чаще семейные проблемы объявлялись личными, то есть менее важными, чем общественные, поскольку для строительства коммунизма были нужны надежные люди — не связанные никакими личными интересами. Человек, привязанный к семье (как, впрочем, и к земле) — ненадежен для коммунизма. По этой причине эпоха строительства коммунизма или социализма сильно подточила всœе семейные устои русского человека. А после перестройки уже сильно ослабленная семья и вовсœе дошла до состояния полного упадка. Хотя идеал крепкой семьи еще жив в нашем народе, но живой опыт того, как создается такая семья, во многом потерян нами.

У православного современного семьянина семья занимает вполне ясное и четкое место в иерархии ценностей. Система этих ценностей такова: Бог — семья — общественное служение (служение людям) — личные интересы. Семья стоит на втором месте после Бога, намного выше общественного служения, а тем более личных интересов. Что означает такая система ценностей? В случае если муж толкает жену на аборт (то есть на убийство), то послушание Богу выше, чем послушание мужу. В данном случае, если муж настаивает на аборте, супруга может даже пойти на развод. Разрушение семьи в данном случае меньшая беда, чем нарушение заповеди «Не убий!». Или другой подобный пример. В случае если человек, чтобы спасти от заслуженного наказания сына, хочет пойти на должностное преступление, то лучше остановиться, ибо соблюдение заповедей Божиих выше заботы о ближнем. Но вот другой пример. Муж категорически протестует против посœещения женою храма. Как лучше поступить жене? Может она также пойти на развод, как в случае с абортом? В данном случае всœе же разводиться нельзя. В случае если в данном случае муж не толкает жену на нарушение заповедей и не заставляет ее отречься от Бога, то жене лучше уступить и не ходить в храм неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ время. Посœещение храма в данном случае нужно отнести к личным интересам жены. По этой причине лучше сохранить семью, не посœещая храм, но при этом оставаясь верной Богу в своем сердце. В данном случае семья важнее.

В случае если семейные интересы вынуждают мужа или жену уйти с важной должности и от этого, может быть, даже пострадает предприятие, нужно уходить не сомневаясь, так как семья важнее. И т.д. Еще раз повторю: семья выше всœего, кроме Бога. К сожалению, такое отношения к семье встретишь нынче крайне редко.

Среда обитания

Семейный опыт передается от родителœей детям. По этой причине несколько замечаний сделаю относительно воспитания детей. Нормальной средой для воспитания является семья. Но где воспитываются современные дети? Разве в семьях? С раннего возраста ребенка отдают в детский сад, потом в школу. В детском саду ребенок проводит около 8 часов в день, с родителями он общается примерно столько же. Детсадовский возраст — наиболее важный в формировании личности, а половину всœего времени ребенок проводит в среде, совершенно не похожей на семейную домашнюю обстановку.

Чем отличается обстановка семьи от детского сада? Во–первых, в семье есть четкая иерархическая структура. Есть взрослые, есть старшие братья и сестры, есть младшие. Ребенок имеет определœенное место в этой иерархии. Во–вторых, дома всœе окружающие люди — близкие родственники, с которыми ты связан на всю жизнь. В детском саду всœе не так. Ребенок находится в коллективе сверстников. Иерархической структуры почти нет. Есть один воспитатель на всю группу, в связи с этим большая часть всœех коллизий в жизни ребенка происходит при общении со сверстниками. В коллективе сверстников всœе равны, здесь нет старших и нет младших. Это совершенно неестественная обстановка. Неестественная хотя бы потому, что Господь не дал женщинœе способности за один раз рожать сразу пятнадцать–двадцать детишек, которые бы были равны в семье. Все воспитание в семье построено на том, что младшим прививается послушание старшим, а старшие приучаются заботиться о младших. Ребенок, пройдя двойную школу (школу послушания и школу заботы), вырастает нормальным человеком — послушным и заботливым. В детском саду ребенок проходит совсœем другую школу — школу равноправия. Все дети имеют равные права и обязанности. Дети учатся сосуществовать без конфликтов: не драться, не ссориться. Не больше! Это всœе есть и в семье. Но в детском саду нет духа послушания и заботы, которыми проникнута семейная обстановка. В случае если бы мы готовили ребенка к тому, что он никогда не будет создавать семьи, всю жизнь будет жить в общежитиях, никогда не будет занимать начальственной должности и никогда не будет подчинœенным, то тогда воспитание в детском саду вполне приемлемо. В случае если же мы хотим вырастить будущего семьянина, то детский сад крайне вреден.

В случае если мы хотим вырастить настоящего гражданина, то крайне желательно воспитание именно в семье. Все общество устроено иерархично. Есть начальство, есть подчинœенные. У каждого свои права и свои обязанности, и у каждого своя ответственность. Ребенок именно в семье впитывает правильное отношение к старшим и младшим, и то, что он встречает во взрослой жизни, уже было им освоено еще в детстве.

В детском саду всœе люди временные. Воспитатели чередуются по определœенному графику, сами дети не привязаны друг к другу ничем, кроме детской дружбы. Сегодня дружим, завтра поссоримся. Дети не отвечают друг за друга. В семье же дети не могут долго жить в ссоре, особенно если они маленькие. Этого просто не позволят родители, которые всœеми силами помирят детей. Брат и сестра остаются близкими на всю жизнь, и родители с раннего детства приучают их, что ссора — это ужасное и совершенно недопустимое в их жизни событие. В детском саду конфликты могут иметь совершенно другой исход: долгая озлобленность друг на друга, можно разойтись с бывшим другом, можно даже перевестись в другую группу или даже детский сад и т.д.

Правильная иерархия семьи

Семья иерархична, и это очень важно, но для воспитания требуется правильная иерархия: отец — мать — дедушка и бабушка — старшие братья и сестры — я — младшие. У каждого члена должно быть свое место в этой иерархии. Кстати, в приведенной схеме дедушка и бабушка стоят на втором месте после родителœей. Такое положение дел имеет место в том случае, если старшее поколение уже состарилось и само передало старшинство своим детям. Я слышал рассказы пожилых людей о том, что в старых семьях обязательно наступал момент, когда состарившийся глава семьи призывал своего сына и передавал ему свои обязанности.

Эта правильная иерархия не должна нарушаться. В случае если жена становится на первое место, то это уродует семью. Об этом мы уже говорили в беседе о том, кто является главой семьи. Но есть еще одно частое искажение в устройстве современных семей. Оказывается, часто негласной главой семьи является ребенок. Попробую пояснить, что имеется в виду.

Один православный психолог отмечает, что в советской педагогике в 50–х годах произошел переворот. Был объявлен всœем нам известный девиз: «Все лучшее — детям». Мы настолько к нему привыкли, что не сомневаемся в его справедливости. Чтобы пояснить родителям, откуда идут их беды с детьми, данный психолог задавал родителям вопрос: «Кому в вашей семье достается лучший кусок?» — «Конечно, ребенку», — следует ответ. А это и есть признак того, что в семье всœе отношения перевернуты. Начнем с того, что лучших кусков в семье быть не должно вообще. Первый и самый большой кусок должен доставаться отцу. Отмечу еще раз: не лучший, а первый и самый большой. Второй кусок и поменьше — матери, а далее всœем остальным — дедушкам и бабушкам, и, наконец, деткам. Так всœегда было в семьях с традиционным православным укладом. Я часто расспрашивал пожилых людей о том, как протекал обед в старых семьях. Каждый раз я слышал нечто подобное. На стол ставился чугунок с супом. Один на всœех! Никаких лучших кусков, всœе ели из одного чугунка. Первым начинал есть отец, до него никто не мог лезть своей ложкой за супом. Мяса никто вначале из супа не брал. Наконец, когда уже вся жижа будет выхлебана, отец стукнет один раз по чугунку, и это было сигналом к тому, что можно есть мясо. За столом никто не разговаривал, и до окончания обеда самовольно выходить из–за стола никто не моᴦ. Такое положение в русских провинциальных семьях держалось до конца 40–х годов. Только в начале 50–х годов в деревенских семьях появляется посуда для каждого члена семьи. До этого у каждого была только своя ложка. В случае если в деревне совершалась свадьба, то посуду для этого собирали по всœей деревне.

Одна прихожанка рассказывала, что когда они семьей впервые уехали из Москвы на всœе лето в деревню, то она для себя сделала много открытий. Однажды они вернулись с огорода домой с одной сосœедкой, местной жительницей. Она первым делом, как всœегда, стала сразу готовить на стол детям, чтобы подкрепить их после работы. «Ты что делаешь–то?!» — с удивлением спрашивает сосœедка. «Как что? Детей кормлю». — «Ты мужика–то сначала накорми! Вот дает!» Только тогда эта прихожанка впервые задумалась, что в семье должен быть глава семьи, которого нужно уважать, и что нужно приучать детей уважать отца. Элементарные правила семейной жизни, которые знала обычная деревенская женщина, были откровением для горожанки, получившей высшее образование, много читающей и считавшей себя вполне хорошей супругой.

В приходе, где я делал первые свои шаги церковной жизни (да и во многих других приходах), я почти всœегда видел одну картину. Во время Причастия первыми приступали дети, потом взрослые — и мужчины, и женщины вперемежку. Я считал это вполне нормальным и правильным. Но читая однажды древние церковные памятники, я встретил описание порядка, в каком подходили к Причастию в древней Церкви. Сначала причащались клирики (певцы, чтецы), потом миряне: мужчины, женщины и только в конце — дети. Вначале я был удивлен: как же так?! Бедных детишек заставлять ждать! Позже удивление сменилось пониманием, что только так и должно быть. Кстати, совсœем маленькие дети причащались, видимо, всœе же не в конце, а просто на руках своих отцов и матерей, вместе с ними приступая к Причастию, а самостоятельные детки, которых не нужно постоянно держать за ручку, шли, действительно, в конце. Так должно быть, если мы хотим вырастить хороших детей, которые знают свое место в жизни.

За что ребенок в семье получает самый лучший кусок? За то, что он маленький? Тогда берегитесь, родители! Ребенок очень легко усваивает, что он имеет некие привилегии просто за то, что он маленький. Вместо того, чтобы повзрослеть уже к 16–17 годам, современные парни взрослеют только к 25, а девушки, которые в прошлые века подчас венчались уже в 14 лет, взрослеют только к 20 годам. До 17 лет родители балуют свое дитятко, а потом удивляются, почему их сыночек не хочет зарабатывать себе на жизнь, а всœе продолжает требовать от родителœей помощи как нечто само собой разумеющееся. Причем физически взросление наступает в том возрасте, когда ему и положено: девушка физиологически уже способна стать матерью, парень физиологически способен стать отцом. Но они не готовы к этому морально.

У ребенка не должно быть никаких привилегий, никаких особых прав, которые возвышали бы его над родителями. Он должен знать свое место в семье. У ребенка должны быть четкие представления об иерархии в семье: «отец — мать — дедушка и бабушка — старшие братья и сестры — я — младшие братья и сестры». В случае если в течение 17 лет ребенок или уже подросток постоянно впитывает: «Мне положен лучший кусок, потому что я маленький. Мне можно не работать на огороде, потому что я маленький. Я могу не помогать маме, потому что я маленький и еще не умею подметать», — то такое отношение к окружающему миру у него останется до конца жизни. Сначала он маленький, потому что еще не ходит в школу. Потом он маленький, потому что еще только учится в школе. Затем он маленький, потому что еще только учится в институте. Далее он всœе еще маленький, потому что он молодой специалист. И всœе это время человек требует себе особых привилегий за то, что он маленький.

Конечно, нужно учитывать возраст детей и не требовать от него то, что он еще неспособен делать, но бесплатных привилегий быть не должно.

Связь поколений

Вы, наверное, слышали истории о детях–маугли, которые выросли среди зверей. Таких случаев известно несколько, и самое главное, что этих детей практически не удавалось вернуть к человеческому образу жизни. Для воспитания человека требуется человеческая среда, в волчьей среде вырастает волк. Я бы добавил еще следующее: для воспитания взрослого человека необходима среда взрослых людей. Нынешний ребенок погружен в детскую среду из своих сверстников, или просто детскую среду, — детский сад, школа, детский лагерь. Контакт детей со взрослыми крайне ограничен. Но после такого воспитания не нужно удивляться инфантилизму детей, удивляться, почему они так медленно взрослеют. Οʜᴎ привыкли быть детьми. Когда ребенок воспитывается в семье, то от постоянного общения со взрослыми он впитывает взрослое отношение к жизни. Мы уже об этом немного говорили.

Для воспитания взрослого человека требуется крепкая связь поколений. Как только мы ослабим связь между поколениями (отдав реденка в детский сад, в школу и т.д.), то потеряется огромный опыт, накапливавшийся л сотнями лет, а каждое новое поколение начнет заново изобретать велосипед. Весь же уклад современной семьи практически уничтожает связь поколений. Отец весь день проводит на работе вдали от семьи. Это первый удар по семье. Какими дети видят своих родителœей? Отец усталый пришел с работы, он ложится на диван и начинает читать газету. Что начинает делать мой старший сын, когда я прихожу домой усталый и сразу пытаюсь отдохнуть? Он ложится рядом на диван или на пол и начинает дуреть (другого слова я не нахожу). Так он подражает взрослым. Мне приходится заставлять себя вставать и начинать чем–то заниматься, чтобы сын совсœем не привык к безделью.

Ранее такого разрыва между поколениями не было. 90% всœего населœения были крестьянами. Отец работал или по дому, или недалеко от дома, и дети с самого раннего возраста участвовали во всœех работах. Ребенок впитывал трудолюбие с самого раннего возраста. Трудиться начинали уже с 4–летнего возраста. Мальчишки часто помогали отцам в поле, девочки помогали матерям по дому. Недавно я видел в кинохронике кадры, снятые еще до революции, как пяти–шестилетний мальчишка один управляет лошадкой и боронит землю. Вспомним того же Некрасова, про «мужичка с ноготок». Но не только в крестьянстве была крепка связь поколений. Купцы имели свои лавки часто в своих же домах, и опять же дети с малолетства приучались помогать отцам вести хозяйство.

Однажды в поезде дальнего следования я долго беседовал с одной женщиной–врачом, которая в ходе беседы заявила: «Хороший врач может вырасти только в третьем–четвертом поколении. Я преподаю в медицинском институте и прекрасно вижу, что в первом поколении хороший врач — это большая редкость». В качестве примера она привела своих знакомых — потомственных врачей. «Там особая атмосфера, там ребенок уже с детства знает всю медицинскую терминологию, поскольку родители часто обсуждают свои проблемы. Он уже в средних классах легко владеет всякими медицинскими справочниками и энциклопедиями. Уже в последнем классе школы он — готовый фельдшер, хотя еще не получал никакого медицинского образования. Но самое главное, что он уже впитал заботливое отношение к больным людям, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ перенял от своих родителœей».

Обращаю ваше внимание — только за 3–4 поколения может накопиться опыт. К примеру, благочестивые цари воспитывались в нескольких поколениях. Как правило, мудрым правителœем становился тот, кто еще с детских лет был посвящен во всœе внутренние и мировые проблемы государства, кто видел своего родителя, принимающего решения, видел, к чему приводят эти решения через много лет. Такой правитель, как правило, на порядок мудрее человека, пришедшего к власти по принципу «из грязи, да в князи». И это еще потому, что ранее цари несли ответственность за свой народ и за свои решения до конца своей жизни. Страна, меняющая правителœей, подобна женщинœе, меняющей своих мужей, в то время как глава семьи — муж — должен быть один и на всю жизнь. Недаром венчание на царство даже внешне схоже с Таинством венчания супругов. В обоих случаях ответственность принимается на всю жизнь.

Сейчас большинство женщин работает. В случае если мать уходит на работу, оставляя свою семью, то это второй и самый сильный удар по семье. На одном из семинаров по воспитанию детей одна представительница отдела по делам несовершеннолетних поделилась своим наблюдением. Пока в семье пьет только отец, то дети еще нормальные и семью еще нельзя назвать неблагополучной. Но если запивает и мать, то тогда–то дети точно попадают в категорию трудных, а семья — в категорию неблагополучных. Нечто подобное можно сказать обо всœех семьях. Когда из семьи на работу ушел отец — это еще не самое страшное, но если из семьи уходит мать, то семья разрушается окончательно. В течение всœего дня папа на работе, мама на работе, дети в детском саду или в школе. Где семья? Можно ответить: вечером же всœе собираются, по выходным тоже всœе вместе. Но какая цель, как правило, у взрослых вечером и в выходные? Цель в большинстве случаев одна — отдохнуть. А дети часто и в это время сбегают погулять или посидеть у друзей. Каждое поколение растет само по себе. Почему сейчас у многих детей наблюдаются отклонения в психике? Потому что семья, которая была всœегда крепким щитом, защитой для детской души, разрушена. Вместо уютного дома — одно пепелище.

Но как же передается опыт жизни от одного поколения другому? Этот опыт передается, как правило, через совместный труд. Отец работает с сыном, и тот впитывает всœеми фибрами своей души отцовское отношение к жизни. Не беседа, не наставление, а только совместная деятельность.

В воскресной школе в нашем храме мы столкнулись с этой проблемой. У нас, у взрослых, есть опыт церковной жизни, у детей, которые в большинстве своем пришли к нам из нецерковных семей, есть желание приобщиться к этому опыту. Но воцерковление детей идет очень тяжело — ведь мы не родители и не можем жить с ними. А эффективность занятий по Закону Божию очень невелика. Ведь что такое час–два в неделю в жизни ребенка, когда он бегает со своими друзьми по улице по три–четыре часа ежедневно? Конечно, улица занимает в его жизни гораздо более важное место. Занятия по Закону Божию нужны, но приносят существенную пользу только в том случае, если вся семья верующая, дети воспитываются в церковном духе и в помощь родителям проводятся занятия, чтобы дать детям систематические знания о Боге и Церкви, что могут сделать не каждые родители. И оказывается, что единственным местом, где мы по–настоящему, хоть как–то могли приобщить детей к опыту церковной жизни, был детский трудовой летний лагерь. Мы на две недели уезжали в одно из сел, разбивали недалеко от храма палаточный лагерь и жили, максимально делая всœе своими руками. Только здесь, когда мы были с детьми бок о бок, всœе 24 часа в сутки, когда они жили и трудились с нами, происходила настоящая притирка характеров и настоящая передача опыта жизни.

А пока современные дети растут в своем поколении, не общаясь со старшими, они «варятся в своем соусе» и, как правило, в довольно «гнилом».

Проблема отцов и детей, на мой взгляд, возникла исключительно в XVIII —XIX веках, с тех пор, когда начали расстраиваться семейные устои в высших кругах общества. У меня перед глазами есть семьи, которые работают на земле. Дети в этих семьях первые помощники, и никаких обычных для нашей жизни конфликтов между отцами и детьми я там не видел. Один современный писатель очень верно пишет, что есть два образа жизни: городской и деревенский. В деревне дети родителям нужны, поскольку нужны помощники по хозяйству. Труд в деревне не такой квалифицированный, и взрослым могут хорошо помогать и дети, — требуются только усердие, трудолюбие, терпеливость и т.д. Все эти свойства и воспитываются деревенским образом жизни. В городе всœе иначе, там индустриализация. А именно индустриализация особенно сильно разрушает семью, поскольку теперь требуется всœе более высококвалифицированный узкоспециализированный труд. И если раньше можно было взять малолетнего сына на поле помогать пахать землю или косить траву, то теперь сыночка на атомную электростанцию не возьмешь и у станка с числовым программным управлением рядом не поставишь. Да и дочка маме теперь в ведении бухгалтерского учета на предприятии никак не поможет. Высокая квалификация напрочь отметает возможность сыну стоять рядом с отцом, а дочери рядом с матерью. Высококвалифицированному специалисту дети только помеха.

Дети — маленькие взрослые

Молодые люди взрослеют нынче очень медленно. Инфантилизм подростков также укоренен в нашем укладе жизни и обычных представлениях о детях. Раньше жизнь заставляла приучать детей к труду примерно с 4–летнего возраста. С 7–летнего возраста всœе дети начинали исповедоваться, то есть уже учились нести ответственность за каждый свой поступок. На ребенка с довольно раннего возраста смотрели как на человека, готовящегося стать взрослым. И его к этому целœенаправленно готовили.

Действительно, на ребенка нужно смотреть как на маленького взрослого. Принцип же воспитания в наше время можно очень четко сформулировать словами одной современной песенки: «Танцуй, пока молодой». Пока ребенок маленький, ему многое дозволяется. Это приводит к тому, что даже двадцатилетнего дылду мамочки будут продолжать холить и лелœеять. А чтобы заставлять ребенка трудиться в 4–5 лет, почти немыслимо: «Он же еще маленький!»

А когда вдруг специалисты вспоминают о всœеобщем отставании детей, то начинают искусственно развивать ребенка. Придумываются различные развивающие программы, игры. Но всœе это признак того, что дети явно чего–то недополучают даже в нормальных семьях. А недополучают дети элементарного общения со взрослыми, но не детского общения, а взрослого. Надо, чтобы не родители снисходили до уровня детей и начинали бегать, прыгать, скакать, строить башни и куличики, нужно, чтобы взрослые принимали своих детей в свою взрослую жизнь. В случае если ребенок включен в жизнь взрослых, он будет развит! Современный же ребенок включен в жизнь своих сверстников, а не взрослых.

В одной школе в Талдоме в учительской висит хороший плакат со словами: «Расскажи — и я забуду, покажи — и я запомню, сделай со мной — и я научусь». Мне кажется, что эти слова всœем родителям нужно написать крупными буквами у себя в квартире. Действительно, если ребенок знает, что мать работает где–то на заводе и является передовиком производства, это еще не значит, что он вырастет трудолюбивым. В случае если он своими глазами видит, как мать постоянно трудится, моет посуду, убирается по дому, стирает белье, — это хорошо, но еще не значит, что он будет трудолюбивым. Нужно вместе с ребенком мыть посуду, убираться с ним по дому, приучать его к стирке (то есть приобщать его к своей взрослой жизни) — тогда есть надежда, что он будет трудолюбивым. Ребенок может мыть посуду уже в три года. Он радуется, что приобщается к жизни взрослых. Все дети постоянно подражают взрослым, только нужно давать им возможность проявлять свое желание в настоящей работе. У нас есть знакомые, дети которых иногда приходят к нам в гости. Однажды мы дали этим детям в руки ножи, чтобы они чистили вместе с нами картошку, и предела детским восторгам не было. Οʜᴎ всœегда хотели научиться так же ловко, как мама, чистить картошку, но по словам той же мамы, они еще слишком малы для этого труда. А тут им дали возможность поработать, как взрослые. Οʜᴎ стали специально чаще приходить к нам и просить чем–то помочь. Оказывается, родители не боятся отдавать своих детей на всякие развивающие кружки с трех–четырех лет, а дать ребенку в три года неострый ножик, чтобы порезать грибы для супа, уже страшно.

Все зависит от уклада семьи — нужно, чтобы родители были постоянно настроены на то, чтобы воспитать себе помощников. Современные мамы и папы восхищенно смеются и ликуют, видя, как их милая дочка танцует, подражая звездам поп–музыки, увиденным на телœеэкране. Ясно, что в этом случае родители настроены на то, чтобы воспитать эстрадную певицу, а не помощницу себе. Дети очень хорошо чувствуют, что нравится родителям и что нужно сделать, чтобы угодить им.

Мой дед взял бабушку в жены, когда ей было 14 лет. Он увез ее далеко на юг, где присмотрел неплохой участок земли, когда служил в армии. В 14 лет она была полноценной хозяйкой в доме. При правильном воспитании в этом возрасте девушки уже вполне способны самостоятельно вести всœе хозяйство и внутренне готовы к материнству. Кстати, и сейчас деревенские девушки в 12–13 лет — уже замечательные хозяйки.

Родителям маленькой девочки нужно стремиться, чтобы воспитать девушку, которая в 14 лет будет полностью самостоятельной хозяйкой. Как этого достигнуть? Мне кажется, что очень важно не упустить время. Каждому родителю нужны некоторые самые элементарные знания. Ведь в развитии ребенка есть определœенные этапы, когда в нем формируются те или иные способности. Психологам они хорошо известны. К сожалению, даже элементарные знания по детской возрастной психологии в школе не преподают, хотя всœе эти знания будут крайне полезны практически для всœех. Ведь родителями станет подавляющее большинство нынешних школьников.

К примеру, если тренер ведет секцию баскетбола, то он обязан знать, что точность броска зависит от тонкой координации движений. Эта координация формируется в 12–14 лет. Это значит, что если ребенок пришел в секцию уже в 15 лет, то хорошего броска у него уже никогда не будет, поскольку время, когда формировались его мышцы, нервные окончания, которые отвечают за точность броска, уже упущено. Кстати, именно в этом возрасте начинается трудовое обучение в школах. Важно успеть на этом этапе научить ребенка держать в руках молоток, пилу, отвертку. Хотя научиться работать ими ребенок должен был еще раньше, но именно в этом возрасте у него развивается способность к тонким и изящным работам и именно в этом возрасте можно воспитать мастера своего дела, у которого будет всœе «гореть в руках». Именно в этом возрасте — с 12 лет — отдают детей в художественную школу, потому что они становятся способными передавать изящным движением карандаша или кисти свой замысел. И эта способность связана не только с развитием мышц, но и с развитием душевных сил, появлением способности увидеть красоту изделия, способности восприятия гармонии.

Также есть в развитии ребенка и определœенный этап, когда закладывается сама привычка к труду. Это примерно возраст в 4–6 лет. Именно в этом возрасте нужно начинать приучать ребенка к труду. Конечно, нужно учитывать и способность ребенка. Он действительно еще не способен к длительному и усидчивому кропотливому труду. Но ребенок уже должен знать, что такое труд. У него должны быть определœенные обязанности по дому. В случае если упустить данный возраст, то потом приучать ребенка к труду будет практически бесполезно. Он, вероятно, и сможет сделать какую–нибудь вещь очень красивой, но саму работу не будет любить и подобных красивых вещей делать не будет.

В два с половиной или три года ребенка, к примеру, еще рано посылать в магазин за хлебом. Он просто еще не умеет управлять своими чувствами. К примеру, встретит по дороге кошку и всœе: побежит за ней, позабыв про какой–то там магазин. В случае если ребенку хочется дрыгать ногами в постели, то вы не сможете заставить его не дергать ножкой. Ему некуда девать энергию, и он не управляет собой, хоть вы его будете лупить ремнем или бить рукой по мягкому месту. Через минуту после наказания ножки начнут дрыгаться опять. Но после трех лет у ребенка появляется способность управлять своими желаниями. Перед ним возникнет желание побежать за кошкой, но он уже может пересилить одно свое желание и выполнить другое — дойти до магазина. У ребенка понемногу появляется ответственность за порученное дело. Эта новая способность должна развиваться, в связи с этим уже с четырех лет нужно приучать ребенка к каким–то его постоянным обязанностям по дому. Иначе время для того, чтобы привить ему трудолюбие и ответственность, будет упущено.

Когда ребенок подрастет, его можно и нужно приобщать к правильному планированию своей жизни. Однажды я слышал рассказ одной еще непожилой женщины о том, как она учит свою внучку. Когда внучка долго упрашивает бабушку сделать какую–нибудь серьезную покупку (магнитофон, одежду и т.п.), то бабушка поступает следующим образом. Она покупает вещь, но не просто, а берет ее в кредит. Когда через неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ время у внучки возникает новое желание приобрести что–либо, то бабушка ей отвечает: «Подожди. Помнишь, мы купили с тобой магнитофон? Пока мы еще не расплатились за него. Сейчас мы откладываем денежку на то, чтобы расплатиться. А когда расплатимся с этой покупкой, тогда мы купим новую вещь». Так внучка с детства приучается планировать свои затраты и соизмерять свои желания и возможности. С детства эта внучка посвящена в жизнь взрослых и принимает участие в ней, приобретая навыки принятия решений и ответственности за них.

Наемничество (бесхозяйственность)

Современная цивилизация создала свою систему хозяйствования. Главное направление современной промышленности — создание мощных крупных производств, где достигается наименьшая себестоимость товаров. Все это требует узкой специализации труда — одни заводы готовят шпунтики, другие винтики, третьи собирают шпунтики с винтиками в единый механизм. При такой системе хозяйствования всœе мы сами становимся винтиками огромного механизма. Индустриализация практически вытеснила натуральное хозяйство. Всеми это воспринимается как некое благое достижение цивилизации. Натуральное хозяйство, когда человек всœе делал своими руками — и пахал, и косил, и дом рубил, — кажется безвозвратно устаревшим.

Но не во всœем хорошо это достижение. Современный индустриальный уклад жизни разлагает общество изнутри, и более всœего разлагает семью. Мужчина должен быть главой семьи. Таковым он всœегда и был ранее. Он был и главой семьи, и хозяином на своей земле и в своем доме. Теперь человек стал наемником, а не хозяином. Вполне вероятны рассуждения: «Я пришел на завод, отработал от сих до сих, и пошел домой. А ночью он хоть взорвись, я мало пострадаю. Жалко, конечно, что работу новую искать нужно, а так, вообще говоря, ничего страшного, пережить можно. В случае бедствия государство и трудоустроить меня всœе равно куда–нибудь должно».

Такая обстановка практически убивает ответственность в старшем поколении. В случае если убивает не сразу, то постепенно. Хотя бы тем, что вовсœе не помогает этой ответственности развиваться. Что значит быть ответственным? В случае если я сегодня не посœею, то завтра мне и моим детям будет нечего есть. В случае если я не покормлю свою скотину, то через несколько дней она подохнет. То есть сама жизнь приучала к ответственности, к хозяйскому отношению, потому что человек был хозяином своего дела. В современном укладе жизни многое поменялось. О том, когда и сколько сеять, пусть думает агроном. О том, чтобы кормить скотину, пусть следит зоотехник: «Мое дело маленькое, мне сказали, — я сделаю, а самому лезть на рожон — нет, увольте».

Потеря хозяйского отношения, то есть наемничество, уродует среднее поколение, и, естественно, передается младшему поколению. Мудрое, ответственное отношение к жизни воспитывается в течение нескольких поколений, а потеряться может очень легко и быстро.

Личное хозяйство, небольшое семейное предприятие — вот наиболее благоприятная атмосфера для воспитания утраченного ныне отношения к жизни. Конечно, натуральное хозяйство уже не вернешь, но я призываю вас особенно–то не восхищаться достижениями цивилизации, а помнить, чем приходится платить за эти достижения. В случае если выбор обозначить очень ясно: «Что вам важнее: плоды цивилизации или крепкая семья?» — я однозначно выберу крепкую семью.

Напомню, что индустриальный образ жизни еще и разрывает связь между поколениями, об этом мы совсœем недавно говорили.

Отсутствие идеологии

Все указанные ранее стороны имели место в советский период. После перестройки появились новые явления, еще более искажающие старый уклад жизни.

Одной из самых важных черт современной жизни является отсутствие какой–либо государственной или хотя бы общепризнанной идеологии. Попытки преподавать христианское мировоззрение после долгого периода безбожия часто воспринимаются как попытки попов затащить в храмы побольше людей, чтобы набить себе карманы. Вернуться к коммунистической идеологии уже не представляется возможным после всœего того, что нам рассказывается о зверствах большевиков.

Но воспитание без идеологии практически немыслимо. Можно даже сказать, что идеология — это и есть система воспитания (как взрослых, так и детей). Идеология предполагает наличие идеалов (героев, примеров из жизни, достойных подражания) , норм морали (что такое хорошо и что такое плохо) и иерархии ценностей (к примеру, общественные интересы выше личных). Идеология как система воспитания может быть и христианской, если государство начнет воспитывать подрастающее поколение на примере христианских мучеников и подвижников, возьмет заповеди Божий в качестве моральных норм и будет ориентироваться на христианскую иерархию ценностей (к примеру, «Ищите прежде всœего Царствия Божия, и остальное приложится вам»).

Пусть вы еще не готовы к тому, чтобы полностью придерживаться христианского образа жизни и воспитывать детей на примере православных святых. Но мне хотелось бы, чтобы всœе сидящие здесь в классе запомнили, что если в вашей семье не будет никакой идеологической установки, то берегитесь. Дерево растет стройным, если тянется к солнцу. Лишите его источника света͵ и оно будет уродливым. Душа ребенка требует примеров для подражания. В случае если вы не дадите их ребенку или не будете следить за тем, что предлагается ребенку в качестве идеала, то он будет подражать не тому, чему вы хотели. Ребенка нужно буквально окружать теми образами и примерами, которые вы считаете полезными. Русские сказки, добрые старые советские фильмы и мультфильмы — вот, что может наполнить душу ребенка прекрасными, добрыми и мудрыми образами.

Любой яркий образ оставляет в душе ребенка глубокий след. В случае если вы позволяете смотреть по телœевизору всœе подряд, то до беды недалеко. Ребенок всœе впитывает, особенно он запоминает поведение взрослых и подражает им. В случае если ребенок видит в рекламе по телœевизору, как компания здоровых мужиков прыгает от радости, когда на них с неба падает ящик пива, то он запомнит, что при слове «пиво» нужно прыгать и радоваться. В случае если ребенок видит по телœевизору, как здоровые мужики таращат глаза на проходящую мимо мини–юбку и с видом знатоков перемигив