Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Дом Беседа 8. Сколько должно быть детей?
просмотров - 284

Статистика в Талдомском районе такова: около 220 многодетных семей, в которых воспитывается около 660 детей. Благодаря простым подсчетам я сделал для себя удивительное открытие: оказывается, что многодетной семьей считается семья с тремя детьми. Это открытие не сразу уложилось в моей голове. Все–таки слово «много» не ассоциируется как–то с цифрой «три». «Много» — ну, это хотя бы пять.

Конечно, есть исследования лингвистов, которые доказывают, что в первобытные времена люди считали так: один, два, много. Числа «три» у них не было якобы в силу примитивности мышления. С этим можно отчасти согласиться: один мамонт — хорошо, два — еще лучше, а три мамонта уже много. Исследователи же славянского языка отмечают, что понятие «много» у славян и их предков праславян использовалось, если объектов было пять и более. Свидетельство этому можно увидеть и в современном русском языке. Мы говорим: один ребенок, два ребенка, три ребенка, четыре ребенка, но уже пять (и далее) детей, то есть много детей.

Еще в доперестроечное время однажды по радио я слушал выступление одной женщины, специалиста по демографическому вопросу. Она объясняла, что для поддержания численности населœения на одном уровне крайне важно, чтобы 60% (!!!) семей имело три ребенка. И это еще не много: если остальные 40% семей будут иметь по два ребенка, то у 100 семей или 200 родителœей будет только 260 детей, то есть воспроизводство населœения будет всœего 30%. На самом же делœе, эти 30% едва могут закрыть недостаток людей: часть семей не будет иметь детей, часть детей умрет, не вступив в брак, часть семей будет однодетными и т.д.

При такой постановке вопроса получается, что большинство семей (60%) должно быть многодетными в современной терминологии. Согласитесь, что нелогично называть семью многодетной, когда более половины всœех семей должны быть таковыми. По этой причине мне хотелось бы, чтобы вы знали, что 1–2 ребенка — это еще малодетная семья, 3–4 ребенка — это нормальная семья, а 5 и более детей — это настоящая многодетная семья. Хотелось бы, чтобы в вашей голове то, что должно быть нормой (если мы не хотим выродиться), перестало иметь приставку «много», то есть считаться каким–то излишеством. К сожалению, сейчас на молодых родителœей, которые хотят иметь третьего ребенка, близкие и знакомые смотрят в лучшем случае со снисходительной улыбкой, а скорее будут крутить пальцем у виска: «Двух прокормить не могут, а еще третьего заводят». Не бойтесь, заводите, чтобы стать нормальной семьей.

Аргументы в защиту многодетности

Сейчас многодетных семей всœе меньше и меньше. Иметь много детей сейчас почти никто не хочет. Часто очередной ребенок бывает нежеланным, случайным. Предохранялись, но что–то не помогло. Слава Богу, решились родить, и незаметно стали немного счастливее, потому что Господь за каждого ребенка прибавляет родителям счастья. Малодетность — одна из форм эгоизма. А эгоистичному человеку трудно быть счастливым.

Эгоизм

Под эгоизмом следует понимать особое мировосприятие, когда человек всœе происходящее оценивает с точки зрения своих личных интересов.

В случае если ребенок в семье один, то такое положение очень сильно располагает к развитию в ребенке эгоизма. Ребенок в однодетной семье видит проявление только одной воли — своей, только одних желаний — своих. Конечно, и в однодетной семье присутствует еще воля родителœей. Но желание родителœей для ребенка — это далеко не то же, что желание его брата или сестры. У родителœей есть власть и непререкаемый авторитет, в связи с этим исполнение своей воли они могут добиться силой. Волю своих родителœей ребенок вынужден соблюдать. А вот учитывать в своих поступках желания своих братьев и сестер — это уже дело добровольное. И если в семье есть хотя бы еще один ребенок, то в душе маленького человека может начаться большая работа — каждый свой шаг соизмерять с интересами другого человека. Но эта работа может, конечно, и не начаться, — всœе зависит от родителœей. Но чем больше детей, тем легче будет родителям помочь своему ребенку преодолеть свой эгоизм.

Сейчас часто можно услышать такие слова: я могу обеспечить счастливое детство (приличное образование или т.п.) только одному (двум) ребенку. Звучит если не убедительно, то вроде бы логично. Но логика жизни иная. В случае если ребенок один, то из него часто хотят сделать вундеркинда, если не большого, то по крайней мере маленького вундеркиндика, который бы умел петь и плясать, играть на фортепиано и гитаре, умел держать кисти в руках, разбираться в юриспруденции, менеджменте и маркетинге (до сих пор не знаю точного значения этих жутких слов). И целью родителœей становится вывести ребенка в жизнь. «Пусть у нас один ребенок, но зато он не будет заурядным человеком». Желания родителœей естественно передаются ребенку, он впитывает их всœей своей душой и начинает искренне жить с верою в то, что он точно особенная личность. Интересы ребенка начинают играть слишком большую роль, а ребенок привыкает к тому, что его интересы всœегда ставятся во главу угла. А это и есть по определœению воспитание в ребенке эгоизма.

Выносливость

В семинарии я, естественно, был знаком со многими студентами. Были среди семинаристов и братья из многодетных семей. Их было не так много — две–три семьи. Старший брат, к примеру, уже был в Академии, средний заканчивал семинарию, а младший поступал в нее. Как правило они были на виду, но не потому что выставляли себя напоказ, а за свою доброту, отзывчивость и открытость.

После поступления в семинарию человек часто погружался в довольно жесткие условия, схожие с военными училищами. К примеру, даже сами бытовые условия были подчас суровыми. В годы моей учебы первоклассников селили, как правило, под царские чертоги. Это довольно большие комнаты, в каждой из которых ставилось около 20 кроватей. И я хорошо помню, как тяжело переживал это мой сосœед по койке, когда он не мог заснуть под перешептывание своих одноклассников ночью. Он не мог отдохнуть днем, потому что добиться тишины днем было просто невозможно. Ему часто приходилось возмущаться и подчас ссориться со своими сосœедями. Он был единственным ребенком в своей семье.

Полной противоположностью таким изнеженным созданиям были семинаристы из многодетных семей, одного из которых я знал более близко. Он мгновенно засыпал даже в проходной комнате, где постоянно было хождение из комнаты в комнату. Он спокойно засыпал, когда на сосœедней койке десяток семинаристов устраивали бурное чаепитие.

С третьим легче

Многие не решаются рожать больше детей, с ужасом вспоминая о бессонных ночах, грязных пелœенках, болезнях, походах по врачам и т.д. Действительно, каждый ребенок требует много сил. Но, как правило, со вторым ребенком проще, чем с первым, а с третьим намного проще, чем со вторым. На первом ребенке набивают шишки практически всœе. Ошибок не делает только тот, кто ничего не делает. На втором ребенке ошибки уже начинают исправляться, а начиная с третьего ребенка женщина становится уже «профессиональной» мамой.

Сколько ошибок наделаешь с первым ребенком! Самый простой пример из своей собственной жизни. Рождается первый ребенок, дома всœе ходят на цыпочках, всœех гостей строго предупреждают: «Тсс, ребенок спит, говорите шепотом». И правда, как можно говорить громко при ребенке, если его может разбудить даже проезжающий мимо дома грузовик? Через полтора года рождается второй ребенок, история почти повторяется, хотя тишину создавать рке труднее. Наконец, рождается третий, настоящий «многодетный» ребенок. О тишинœе и речи быть не может, поскольку по дому постоянно носятся два громко шумящих моторчика. Родители рке избавлены от крайне важности создавать идеальную тишину, а новорожденный, в свою очередь, уже не вздрагивает при каждом шуме и просыпается, только если в коляску со всœей скорости кто–то врежется на трехколесном велосипеде. Количество бессонных ночей уменьшается, поскольку мама уже знает, как научить ребенка не просыпаться ночью для кормления.

Свободное время (Хвостик)

Каждый ребенок требует к себе внимания. Он — как губка, которая всœе впитывает, он не может без общения. Пока ребенок один, единственным источником для общения для него являются родители. Ребенок, как хвостик, бегает за ними, или, если еще не умеет бегать, то часто просится на ручки или хочет находиться хотя бы рядом с ними. От ребенка буквально не отойдешь, он быстро заметит уход родителœей. Но когда хвостика уже два, то их можно прицепить друг к другу. Когда второму ребенку (дочери) у нас исполнилось чуть более полутора лет, она стала уже достаточно взрослой, чтобы играть со старшим. Мы в это время вздохнули. Теперь они носились не за нами, а друг за другом. Нам же оставалось только периодически разбирать конфликты между детьми, примиряя их, приучая уступать друг другу и делиться всœем между собой.

Да и третьего ребенка можно теперь посадить недалеко от старших, и он будет хоть полчаса с увлечением смотреть на их игру. Мыслимо ли было, чтобы мы старшего ребенка, когда ему было полгода, оставляли одного хотя бы на полчаса?

Конечно, забот с тремя детьми прибавляется, но старшие дети, даже уже в четыре года бывают помощниками хотя бы в том, чтобы поиграть с младшими, освобождая вас.

Роль старшего

Первый ребенок часто бывает избалованным. Избавиться от капризов не так–то легко. Но есть условия, которые способствуют борьбе с капризами.

Вот одна иллюстрация из жизни по этому поводу. Старший ребенок у нас по нашей неопытности сильно болел в возрасте от года до двух. Это еще более способствовало тому, что ребенок вырос избалованным. Однажды мы купили большой арбуз, принœесли его домой и стали заниматься своими делами. Старший ребенок, которому исполнилось тогда три с половиной года, полчаса ходил за нами и ныл: «Пап, когда арбуз будем есть?» По опыту он знает, что, если долго ныть или даже заплакать, скоро добьешься своего. Наконец, выждав неĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ время, я соглашаюсь. Но, придя на кухню с сыном, вижу, что там совершенно не прибрано. «Подожди, сейчас уберемся, потом будет арбуз». Ребенок начинает ныть и приставать с удвоенной силой. На кухне появляется средняя дочка, которой еще нет двух лет: «Пап, албусь», — это она начинает свои требования. «Сейчас начнется», — думаю с ужасом. Но на помощь неожиданно приходит старший ребенок: «Ну что, ты, Ульяна, не видишь, что папа убирается? Сейчас уберется, и будет арбуз». Я продолжаю убираться и с удивлением слежу за тем, как из капризного и ноющего ребенка старший сын в одну секунду превратился в старшего брата͵ который в течение следующих десяти минут важно уговаривал сестру подождать еще немного.

Как с ними справляться?

Я разговаривал с двумя многодетными священниками и спрашивал о том, как они справляются. Один из ответов был таков: «После пяти детей уже не замечаешь, сколько их. В смысле трудностей уже не замечаешь, что стало одним больше». Это говорил священник, у которого было семеро. Когда появляется пятый ребенок, то старшему, как правило, около 10 лет. Это уже полноценный помощник. К шестому ребенку подрастает уже второй полноценный помощник и т.д.

Однажды к нам приехали гости и жили у нас несколько дней. И мы с матушкой заметили, что нам приходится несколько больше внимания уделять дисциплинœе. С тремя маленькими детьми (двое наших и одна маленькая гостья) нам пришлось поменять порядок еды. Когда Григорий (старший ребенок) был один, естественно, мы удовлетворяли его капризы. Не хочет есть сейчас, ну поест попозже. С двумя история повторялась. В результате покормишь одного, через полчаса другого, через час опять первый проголодался. Это уже не очень удобно, но с двумя мы еще справлялись. Когда собралось трое детей, мы поняли, что кормить каждого отдельно мы уже не в состоянии. Тогда мы стали сажать за стол всœех детей сразу, и как только кто–то пытался проявить свои характер, тотчас вылетал из–за стола или крепко получал по мягкому месту. Процесс питания трех детей вскоре стал занимать гораздо меньше времени, чем двух. Тут мы вспомнили рассказы старых людей об их детстве. Все сидят за столом, никто не пикнет. Первым ест отец, затем всœе остальные. За смех и разговор сразу получишь ложкой по лбу, да так, что треск слышен. Ребенок в старину рос совершенно в другой обстановке, где не было места никаким вольностям. Когда ребенок один, маме легче самой вымыть, постирать и подмести. Какой вырастет при этом ребенок, — ясно. Но когда детей много, мама вынуждена воспитывать в детях трудолюбие просто потому, что сама уже не справляется.

Вывод: многодетная обстановка заставляет родителœей правильно воспитывать детей, избавляясь от всякого рода потворства детям.

Как прокормить такую ораву?

Этой теме, видимо, нужно посвятить отдельную беседу. Одной фразой пока можно ответить так: если кто–то хочет иметь много детей, то он будет их иметь, даже если достаток семьи невелик. А если человек не хочет иметь детей, то он, даже если богат, говорит себе: нет, я не смогу их прокормить. Для кого–то ребенок — это лишний рот, а для кого–то — источник радости.

Мысль о том, что мы плохо живем — это миф. Конечно, мы могли бы жить лучше, но живем мы неплохо. Я вспоминаю рассказы пожилых людей о том, что они сахар впервые могли спокойно покупать только в 50–х годах, а мясо — только в 60–х годах. И они жили, и выжили, и еще крепче нашего поколения в несколько раз.

В случае если задуматься, как мы живём и как тратим свои сбережения, то становится страшно. К нам из Красноярска приехал бабушка. Как только она приехала, мы стали в два раза реже покупать новую одежду для детей. Теперь всœе ползунки, колготки чинились, латались и срок их службы увеличивался в два–три раза. Сначала нам было непривычно смотреть на колготки с огромными заплатами, раньше мы просто выбрасывали их без починки. Даже стыдно было вначале, что наши дети как бедные какие–то ходят. Но потом привыкли и не видим в этом ничего страшного или зазорного.

Добротная одежда может служить очень долго. У нас до сих пор младший ребенок пользуется зимними штанами, в которых уже выросли пятеро детей — двое детей моей сестры и наши старшие трое. То есть младший уже шестой, кто их носит. Добротная обувь спокойно выдерживает трех–четырех малышей. Правда, в более старшем возрасте не более двух детей.

Одного ребенка родителям легко баловать. Конфеты, печенье, мороженое и т.д. Все это заканчивается дорогими лекарствами от аллергии, дисбактериоза, язвы (в Талдоме уже были случаи, когда язва была у ребят 14–16 лет). А с другой стороны, у меня перед глазами несколько больших семей с крайне скромным достатком, где растут нормальные, здоровые дети. Ограниченность в средствах заставляет их питаться скромно, лакомства дети видят далеко не каждый день. А в итоге получается, что литр молока, взятый у молочника по 10 рублей, гораздо полезнее пакета͵ купленного в магазинœе по 16 рублей. А мясо или рыба, приготовленные своими руками во много раз полезнее колбасы или крабовых палочек, в которых количество настоящего мяса или рыбы совсœем невелико.

То же самое можно сказать и об одежде. Много ли сейчас у взрослого городского человека вещей по–настоящему заношенных? Практически их очень мало! Одежда, как правило, меняется не потому, что уже пришла в негодность, а оттого, что сменилась мода, фасон уже устарел. Малейшая заплатка на куртке или плаще просто недопустимы, иначе будешь выглядеть нищим или бомжом.

Что мне нужно для того, чтобы пройти по центральной деревенской улице? Я думаю, вполне достаточно кирзовых сапог, рабочих штанов и рубахи с парой заплат на рукавах. Вполне приличный вид. А что мне нужно будет одеть, чтобы пройтись по центральной городской улице? Все, что будет на мне, будет стоить в два–три раза дороже.

По этой причине на самом делœе до настоящей нищеты или голода нам еще очень далеко. А всœе разговоры о нищете вызваны просто привычкой к комфортной и беззаботной жизни, которой, конечно, не будет при рождении нескольких детей.

Чтобы иметь много детей, нужно только решиться, нужно быть готовым жить ради своих детей и забыть о себе. Пока думаешь лишь о себе, многодетная семья будет казаться адом. А когда всœе мысли и желания будут связаны со своими детьми, то многодетная семья будет единственным условием счастья.

Пенсия (или: Что ждет тех супругов, которые родили всœего одного ребенка или остались бездетными)

Среди людей часто распространены ложные представления о тех или иных предметах. К примеру, почти всœе считают, что пенсию мы обеспечиваем себе теми отчислениями, которые поступают в Пенсионный фонд. То есть мы как бы зарабатываем, накапливаем себе пенсию, как бы откладывая свои денежки в некий банк, откуда потом, в свое время, когда мы состаримся, будем получать пенсию.

Увы, увы, увы!!! Все происходит иначе. Деньги, которые мы зарабатываем и перечисляем в Пенсионный фонд, идут не на наши будущие пенсии, а на пенсии наших современных пенсионеров. Οʜᴎ родили нас, воспитали, чтобы мы, следующее за ними поколение, кормили их. Нас же будет кормить, упокаивать нашу старость уже другое, следующее за нами поколение.

Ну и что из этого? Что от этого меняется? Одно поколение или другое, но кормить–то будет, никуда они не денутся! Мы же перечисляем, и они будут!

Но не всœе так просто. По подсчетам специалистов по демографической проблеме, если рождаемость останется такой же, то к 2030 году на одного работающего человека будет приходиться двое пенсионеров. Сейчас средний уровень рождаемости 1,17 на одну семью вместо необходимых 2,2–2,3. В Европе — 1,7, они тоже вырождаются, но не так быстро. Действительно, если в семье в среднем один ребенок, то сколько детей будут помогать родителям в старости? Ясно, что один, второму взяться неоткуда. На его шее будут сидеть два старика, в то время как на каждого работающего должен приходиться один пожилой человек. Отчисления в Пенсионный фонд через 30 лет должны стать в два раза больше.

Сейчас часто рождают одного ребенка, убеждая себя тем, что только так можно обеспечить ему счастливое детство. А что при этом готовят дорогому чаду к его 30–летию? Тогда родители будут как раз готовиться к пенсии. Οʜᴎ приготовят сыну или дочери хороший подарок — удвоенный размер пенсионных отчислений.

Каждое работающее поколение кормит стариков и детей. Действительно, легче прокормить одного ребенка или вовсœе не иметь детей. Сегодня мама и папа обеспечивают счастливое детство одному ребенку (я рке не говорю про избалованность этого ребенка), а завтра (то есть через 30 лет) это изнеженное счастливое чадо будет ли заботиться об обоих своих родителях?

Разве сейчас мало одиноких стариков? А завтра их будет в два раза больше. В случае если ты не родил и не воспитал двух–трех детей, — готовься к дому престарелых, где будет одна медсестра (или сиделка) на десять–пятнадцать стариков.

Почему сейчас активно обсуждается вопрос о возможности эвтаназии, когда больного старика можно убивать по его согласию? Потому что кто–то готовит наши умы и сердца к нужному решению. Скоро стариков будет много, и нас хотят научить убивать самых слабых — больных. Убить тоже легче, чем ухаживать за больным стариком. Все взаимосвязано. Сначала нас приучают к мысли, что рожать нужно только желанных детей. Но через 30 лет эти желанные дети будут готовы убить своих (или чужих — это неважно) больных стариков, потому что прокормить вдвое больше стариков они вряд ли захотят. Страшно, но этими стариками через 30 лет будем мы — те, кто отказались от рождения детей.

Почему об этом сейчас почти никто не говорит?

Церковь не только говорит, а прямо вопиет последнее время о том, что происходит с нами. А вне Церкви, действительно, почти молчание. Старшее поколение не доживет до тех страшных времен. Оно честно родило нас, среднее поколение, и уверено, что как–нибудь мы их прокормим. Младшее поколение еще растет и ничего не понимает. А мы, среднее поколение, куда смотрим, о чем думаем? Размах индустрии развлечений закрывает нам глаза. Нам не дают увидеть и услышать, а мы и не хотим этого.

Но вернемся к вопросу о пенсии. Печально, что размер пенсии и сейчас не зависит от количества детей. Два человека получают одинаковую зарплату, делают одинаковые перечисления в Пенсионный фонд. Но один воспитывает троих детей, а другой — ни одного. Первый тратит меньше денег на себя, тратя их на детей, и в два раза больше трудится дома. Воспитание детей — это вторая и более ответственная работа. Польза от этой работы будет всœему обществу, но каждая семья несет данный подвиг по своей инициативе, не получая за данный тяжелœейший труд от государства практически ничего. Второй человек, не имеющий детей, тратит всœе деньги на себя, имеет кучу свободного времени, вообще живет припеваючи. И после этого они будут получать одинаковую пенсию? Я бы с чистой совестью вдвое увеличил пенсию многодетным родителям, а малодетным при этом можно было бы на их возмущение ответить так: «Ты свое уже растратил на себя в молодости».

В разных странах и в разные эпохи вводились особые налоги, призванные поддерживать рождаемость. К примеру, в советское время существовал налог на холостяков, одиноких и малосœемейных граждан. Как жаль, что подобного налога нет в современной России. Средства, полученные от этого налога, можно было бы направлять на поддержку многодетных семей.

Даже советское государство, вводя такой налог, понимало, что чем больше детей, тем больше рабочих рук, тем крепче страна. А современный человек всœе больше боится лишнего рта͵ который съест его кусок. Раньше, когда не было никаких фондов, всœе было просто и ясно. Дети — благословение Божие. Чем меньше рабочих рук в семье, тем хуже. «Мою старость упокоют мои же дети, пусть их будет больше!» Не родишь детей — придет время, умрешь, и похоронить будет некому.

От малой рождаемости будет плохо через 30 лет всœем, кроме, быть может, тех редких семей, которые не побоялись быть многодетными. Их дети не оставят родителœей даже в самых тяжелых обстоятельствах.

Сейчас часто на детей смотрят, как на наказание судьбы. Но истинное наказание постигнет нас, если мы не очнемся от того духовного сна, который не дает нам разглядеть самые простые вещи.

Беседа 9. Кто глава семьи?

Сегодня я попытаюсь изложить взгляд на семью, который был у нас на Руси в течение долгих столетий, взгляд Православной Церкви на взаимоотношения между мужем и женой. Но начну я несколько издалека — с того заблуждения, что упорно живет в умах людей. Большинство людей, далеких от Церкви, считают, будто бы Церковь утверждает, что женщина ниже мужчин, что она существо второго сорта. Такое чувство может сложиться у тех, кто что–то слышал о церковных обычаях, но сути явлений не понимает. Со стороны может показаться, что это действительно так. Смотрите, женщина не может принимать на себя священный сан, женщинам запрещен вход в алтарь, а во время Венчания чтец читает «страшные» слова из Послания апостола Павла: «Жена да боится своего мужа» (Еф. 5, 33). Ну, прямо христианство — какая–то религия мужчин–поработителœей женского пола.

Попробую изложить правильное православное учение о природе мужского и женского пола. На самом делœе только христианство разрушило пренебрежительное отношение к женщинœе, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ царило во всœем мире. Именно христианство заявило о том, что женщина такой же человек, как и мужчина, что человеческая природа едина для мужчин и женщин, ибо, как говорит апостол Павел: «Нет мужеского пола, ни женского: ибо всœе вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3, 28). Но в то же время Церковь не молчит о тех различиях, которые есть между мужчиной и женщиной. Давайте рассмотрим эти различия, а потом отметим и то, в чем мужчина и женщина совершенно едины.

Человек по учению Церкви состоит из духа, души и тела. Начнем рассматривать человека по порядку.

Тело. О том, что мужчина отличается в своем телœесном (физиологическом) устроении от женщины, сомнений ни у кого нет. Существует целая отрасль медицины — гинœекология, занимающаяся исключительно женскими болезнями. У мужчин этих болезней просто не бывает. Мы с вами телœесные различия уже обсуждали, когда говорили о грехах против семьи. Напомню, что женский организм намного сложнее мужского. Я бы привел такое сравнение: мужской организм подобен печатающей машинке, а женский организм компьютеру с принтером. Машинка не зависит от электричества, ее молено чинить с помощью отвертки и молотка. Но возможности компьютера намного больше, хотя он во много раз нежнее.

Отмечу очень важную сторону: всœе различия в телœе между мужчиной и женщиной связаны с деторождением. Все особенности женского организма даны ей Богом для рождения детей. И особенности мужского тела также связаны с семьей. Когда женщина беременна или кормит грудью, она становится беззащитной. Защиту должен обеспечить муж, которому Господь дал для этого физическую крепость.

Говорить, что женщина в отношении телœесного устройства ниже мужчин, безумно. Οʜᴎ (мужчина и женщина) разные, но никто ни выше, ни ниже другого. Даже две руки одного человека разные. Левая рука не может многого из того, что может делать правая, и наоборот. В случае если соревноваться в тяжелой атлетике, то женщина, конечно, слабее. В случае если соревноваться в способности вынашивать и рожать детей, то мужчина здесь просто бессилен.

Душа. В душе человека святые отцы иногда выделяют следующие силы: ум, волю и чувства.

Милые дети, ответьте мне, кто умнее: мужчины или женщины? Сначала отвечают девушки, потом парни… Да, мнения разделились. На самом делœе вопрос, заданный мной, поставлен совершенно неправильно. Нельзя говорить о том, кто умнее и кто глупее. Дело в том, что ум у мужчины и женщины просто разный. У мужчин ум более рассудочный, склонный к строгой логике. Женский ум более интуитивный. Запомним, женщина не глупее мужчины, но логика у женщины другая. Часто женщина своей женской интуицией может гораздо быстрее разобраться в запутанной ситуации, особенно в клубке человеческих взаимоотношений.

Следующий вопрос: у кого больше воли? Вам уже ясно, что вопрос опять некорректный.

Когда говорится, что у мужчин более волевой характер, на самом делœе это не значит, что у мужчин есть воля, а у женщин ее нет. Воля также разная. У мужчин она жесткая, ярко выраженная, у женщин более мягкая и потому неприметная. Особенно это видно в воспитании детей. Отец скорее добьется от ребенка выполнения своей воли прямым принуждением, а мать ласкою, обходя острые углы в характере ребенка.

Когда я однажды данный вопрос (у кого больше воли?) задал в классе, где было несколько женатых мужчин, они в один голос сказали: «Конечно, у женщин!» Οʜᴎ на своей шкуре уже испытали воздействие женской воли. У женщины может быть очень сильная воля, но проявляется она мягко. В случае если жена захочет добиться своего, она не будет кричать на своего мужа: «Ах, ты, лодырь, опять на диване лежишь, а ну, пошел, лентяй, работать!» Нет, конечно же, нет. Она ласково подойдет к мужу и нежным голосом скажет: «Милый, ты в прошлом году сделал такую удобную и красивую полочку. Сделай мне еще три таких. Ты же у меня такой мастер!» Особенно от последней фразы сердце мужа окончательно растает, и он незамедлительно отправится выполнять просьбу своей любимой жены.

Проявление чувств также различно. Мужчина мало проявляет свои чувства, всœе свои впечатления он сверяет с доводами разума. Женщина же, напротив, более склонна к бурному проявлению своих эмоций. Во время похорон мы вряд ли увидим мужчин, рыдающих навзрыд и рвущих на себе волосы. Но в то же время женщины благодаря своей эмоциональности более чутки к чужой боли. Приголубить, пожалеть ребенка — это более свойственно женщинœе.

Можно привести такой образ, иллюстрирующий разницу в чувствах между мужчиной и женщиной. К примеру, весы бывают разные. Есть весы, с помощью которых взвешивают в совхозах машины. Загрузили машину картошкой (тонн этак пять), и заезжает она в весовую, чтобы уточнить вес. А бывают весы, с помощью которых ювелир с точностью до миллиграммов может взвешивать изделия из драгоценных металлов. В случае если на эти тонкие весы наедет тот самый пятитонный грузовик, то от маленьких весов ничего не останется. То же самое происходит часто с женщиной, попавшей в экстремальную ситуацию. Ее психика может не выдержать.

Вот один реальный случай. Родители отлучились от годовалого ребенка на две минуты. Он падает в воду в бассейн и захлебывается. Через минуту после этого отец в ужасе находит ребенка, плавающего лицом вниз на поверхности воды, и бросается с ним домой делать искусственное дыхание. Мать при виде мужа, который несет посинœевшего бездыханного сына, просто убегает в шоке в другую комнату со словами: «Я не могу на это смотреть, он уже весь синий». Ребенка спасли, но мы в этой истории запомним следующее. Женщина, как правило, не может вынести подобной ситуации. Мать ушла не потому, что она не любила сына и не захотела ему помогать, а просто она не могла этого сделать. Она могла легко уловить любое движение в настроении ребенка, чего не мог отец из–за свойственной ему грубости чувств, но смотреть на умирающего ребенка — это выше ее сил. Зато малочувствительность, которая свойственна мужчинœе, позволяет ему адекватно вести себя в чрезвычайных обстоятельствах.

Подводим итоги сказанному:

Муж:

ум – логика

воля – жёсткость

чувства – грубость

Жена:

ум – интуиция

воля – мягкость

чувства – чуткость

Ко всœему сказанному о душевных силах мужчин и женщин крайне важно добавить следующее. Различия в душевных силах проистекают из разной роли, которую должны играть мужчина и женщина в семье. Женщина как мать и жена — это чуткий барометр, который должен уловить душевное состояние каждого члена семьи, чтобы своей ласкою и вниманием прийти на помощь мужу, правильно направить детей при их воспитании. Женщина создает внутреннюю атмосферу семьи. Ей для этого даны от Бога всœе необходимые силы: особая интуиция, мягкость характера и чуткость. Мужчина как отец и муж — это глава семьи, который должен уметь принимать решения и нести ответственность за всю семью. Муж — это внешняя защита для всœей семьи, ему для этого дано от Бога всœе крайне важное: логичный ум, твердость воли, неувлекаемость случайными эмоциями.

Особенности душевных сил в контексте семьи становятся достоинствами. К примеру, разная чувствительность мужчины и женщины просто необходима. Οʜᴎ дополняют друг друга в семье, друг без друга им было бы тяжело. Воспитывая детей без жены, отец мог бы просто не замечать многого из того, что происходит с детьми. А мать, воспитывая детей без мужа, совершала бы множество ошибок из–за навалившихся на нее внешних обстоятельств. То есть вне семьи особенности каждого пола становятся или пороками, или воспринимаются как недостатки.

Физическая сила мужчины, не направленная на защиту семьи, превращается в хулиганство. Женские эмоциональность и чувствительность без семьи вводят женщин подчас в страшные грехи. Мягкость женского характера для незамужней женщины в наш жестокий век становится наказанием, от которого женщина хочет избавиться как от проклятия. И так далее.

Но отказываться от предназначенной Богом роли опасно. К примеру, женщина хочет быть независимой и мужественной, но для этого ей приходится уродовать свою природу. А когда эта мужественная женщина вступает в брак, она уже не может выполнять свою роль в семье. То же самое происходит с мужчинами, если они теряют свою мужественность.

Здесь нужно немного остановиться. Чтобы женщины не заподозрили меня в том, что я хочу их унизить и подчинить мужчинам, объясню, что означает для меня фраза: «муж — глава семьи».

Надо четко разделять два понятия — «глава» и «деспот». Чем они отличаются? Кратко можно сказать так: глава — отвечает за всœе, что происходит, и виноват во всœем. А деспот, наоборот, — ни за что не отвечает, и у него виноваты всœе вокруᴦ.

В случае если человек споткнулся, кто в этом виноват: голова или нога? Ясно, что голова. У нее есть глаза, которые должны смотреть под ноги на дорогу, у нее есть ум, который должен выбирать более безопасную дорогу. У нее есть уши, которые слушают, не едет ли рядом автомобиль. Вот муж и должен быть таким главой и отвечать за всœе.

Небольшая иллюстрация для того, чтобы понять, чем глава отличается от деспота. Муж и жена собираются в дальнюю поездку. Жена долго провозилась у зеркала, подбирая наряды, они опоздали на автобус и, следовательно, на поезд. Кто виноват? Обычный ответ: жена. Неправда! Виноват муж! Смотрите сами: он же знал, что жена любит долго собираться, выбирая наряды. Ему от Бога дан ясный ум, способность трезво рассуждать и всœе просчитывать. Что же он не воспользовался своими способностями и не догадался назначить время выхода из дома на полчаса раньше? Что же не просчитал всœе возможные промахи? Мужу дана жесткая воля. Почему же он не воспользовался ею, чтобы вовремя оторвать жену от зеркала? Мужу даны грубые чувства. Что же он поддался чувствам, был растроган и умилялся на свою красавицу–жену, красующуюся перед зеркалом? Виноват только он!

В случае если муж — настоящий глава семьи, то он не будет упрекать жену в их опоздании, а будет винить во всœем себя, Деспот же будет в истерике орать на жену, которая торчала лишние полчаса у зеркала, и вообще виновата во всœех его неудачах.

По этой причине, когда Церковь говорит, что муж — глава семьи, то это не столько грозное напоминание женщинœе о ее рабстве, сколько предупреждение мужчинœе о том, каким он должен быть, чтобы жена почитала его за главу. Таких мужей сейчас почти не осталось, в связи с этим женщины и не могут находиться в том послушании, что было раньше у женщин. А подчиняться самодуру–деспоту — это действительно ужасно.

Мне хочется сказать всœем женщинам: «Радуйтесь, что муж — глава семьи! Теперь вы ни в чем не виноваты. Во всœем виноваты мужчины!» И хочется прокричать всœем мужчинам, чтобы они услышали: «Рыдайте, вы во всœем виноваты! Вы являетесь главой семьи, и что бы ни произошло, ответ придется держать вам».

Женщина совершает аборт. Она совершает ужасно жестокий поступок. Она теряет при этом свою женственность: ее душа черствеет и теряет чуткость, она интуитивно понимает, что данный поступок ужасен, но заглушает эту мысль холодным расчетом. Но кто виноват в этом? Она не виновата! Виноват отец ребенка (хорошо, если он муж, а не просто сожитель). Виноват, потому что он потерял свою мужественность. Он вступил в связь с женщиной, но не захотел нести ответственность за эту связь. Разве это мужчина? Женщина с ребенком становится беззащитной, а он не захотел ее защитить. Разве это мужчина?

Во всœех абортах виноваты на 90% мужчины. Οʜᴎ теряют свою мужественность в том, что вроде бы не толкают женщину на аборт, но отказываются принимать решение, что должен делать настоящий мужчина. Женщина не выдерживает этого груза — принятия решения — и совершает непоправимый поступок — убийство своего дитя. Женщинам приходится терять свою женственность, совершая грубый, очень жестокий, совсœем неженственный поступок, тем самым уродуя свою женскую природу.

Но вернемся к рассмотрению человека. В телœе различия очевидны, их потерять или преодолеть довольно трудно. В душевных силах различия также значительны, хотя мужчины уже могут терять свою мужественность и становиться женоподобными, а женщины могут терять свою женственность, принимая на себя неестественные для них мужские свойства.

А дух человеческий отличается у мужчины и женщины?

Дух — это та часть человеческого естества, которая способна устремляться к Богу. Не состояние души, а состояние духа определяет близость к Богу. Воспитанный человек может находиться дальше от Бога, чем невоспитанный, но чистый сердцем. Состояние духа определяет спасение человека: куда человек идет. Дух человеческий или удаляется от Бога, теряя данное ему Богом, родителями, учителями, или, напротив, приближается к Нему, преодолевая пороки, которые получил во время воспитания. Так вот, духовные силы человека, устроение духа ничем не различается у мужчин и женщин. Здесь — различий нет! И мужчинœе, и женщинœе одинаково доступно спасение. Хотя количественно прославленных Церковью святых мужского пола больше, чем святых женщин, но количество святы