Open Library - открытая библиотека учебной информации

Открытая библиотека для школьников и студентов. Лекции, конспекты и учебные материалы по всем научным направлениям.

Категории

Демография Основы формирования концепции миграционной безопасности.
просмотров - 404

На Западе стремление соотнести миграцию с безопасностью стало проявляться уже с начала 70-х годов прошлого века. Тогда экономический спад и резкое сужение рынков труда в европейских странах заставили властные структуры и ученых различных специальностей по-иному взглянуть на иммигрантов из стран Азии и Африки. Привлеченные в предшествующие десятилетия политикой открытых дверей, выходцы стран третьего мира постепенно образовали довольно значительную часть населœения развитых стран.

С новой силой крайне важность соотнесения миграции с безопасностью была осознана после окончания холодной войны, краха реального социализма и распада СССР, который означал для Запада реальную угрозу неконтролируемого наплыва мигрантов с Востока. Следствием этого стали попытки разработать новую концепцию безопасности, адекватную произошедшим в мире переменам, в которую были включены и проблемы миграции. Правда, рамки анализа были в основном ограничены пространством развитых стран, т.к. предполагалось, что именно в них хлынет ожидаемый многомиллионный поток. В реальности же, эмиграция из постсоветских стран на Запад не приняла обвального характера не только в силу неготовности большой части их населœения к таким перемещениям, но и главным образом потому, что натолкнулась на ограничительную политику принимающих стран. Оба эти фактора обеспечили селœективность эмиграции с Востока, превратили ее в утечку квалифицированных кадров, и в таком качестве скорее в угрозу безопасности стран выхода, чем стран прихода. Впрочем, нельзя отрицать и того, что включение постсоветских государств в мировые процессы, в том числе миграционные, имело определœенные негативные следствия для западных стран. К примеру, Россия и другие бывшие союзные республики сообща исполняют роль источников и трансляторов транснациональных криминальных угроз.

В конечном итоге стало очевидно, что связь миграции с безопасностью это многогранная проблема. Тем не менее, ее ключевые аспекты охватывают два глобальных направления, анализ которых необходим для принятия адекватных управленческих решений:

o во-первых, безопасность общностей, обществ, территорий и государств, затрагиваемых миграционными потоками как принимающих, так и отдающих;

o во-вторых, безопасность людей, образующих эти потоки.

При этом и с точки зрения безопасности мигрантов, и с точки зрения безопасности любой среды, которую они покидают и в которую внедряются, чрезвычайно большое значение имеют структурные характеристики миграции (объем и продолжительность миграционных потоков во времени; типология миграционных потоков), а также потенциальные угрозы безопасности, создаваемые миграцией. Остановимся на них подробнее.

Объем и продолжительность миграционных потоков. Массовые миграционные перемещения в большей или меньшей степени неизбежно нарушают ту систему безопасности, которая сложилась в отпускающем и принимающем обществах к моменту усиления миграционных потоков. При этом и небольшая по размаху миграция, если она носит постоянный характер, в конце концов, начинает подтачивать систему безопасности, создавая своеобразный кумулятивный эффект. Так, если из какой-то местности из года в год уезжают представители интеллигенции, то рано или поздно их отток поставит под угрозу этнокультурное воспроизводство местного населœения. Это, в свою очередь, может стать действенным побудительным мотивом для миграции других людей, полагающих хорошее образование и развитую инфраструктуру культурных учреждений непременным условием самореализации их детей. Миграция приобретет характер цепной реакции, локальная система безопасности жизни будет нарушена и, в конце концов, если в ситуацию не вмешаются государство и/или местные органы власти, просто развалится.

Типология миграционных потоков. Конкретные формы проявления влияния, оказываемого миграцией на безопасность, в значительной мере зависят от типов миграционных потоков. Существует множество типологий, построенных по тому или иному критерию протяженности, организованности, легальности, направленности, целям, причинам и т. д. С точки зрения проблем безопасности наиболее актуальным представляется выделœение следующих типов миграционных потоков: во-первых, по направленности перемещения; во-вторых, по обстоятельствам выезда-въезда.

Направленность определяет миграционные перемещения между двумя полюсами перемещений: полюсом выбытия и полюсом прибытия. По обстоятельствам выезда-въездамиграции распадаются на недобровольные и добровольные; разница между ними в том, что при недобровольных миграциях доминируют факторы выталкивания на полюсе выбытия, а при добровольных факторы притяжения на полюсе прибытия. В свою очередь, недобровольные миграции классифицируются как насильственные (с применением или с угрозой применения физической силы), принудительные (вследствие решений властей о переселœении отдельных людей или целых групп) и вынужденные (в результате решения, принятого мигрантами самостоятельно, но под действием либо угрозой действия факторов, делающих невозможным нормальное проживание на прежнем месте).

Отличительные особенности недобровольной миграции заключаются в том, что вовлеченные в нее люди стремится уйти от обстоятельств, опасных для жизни либо грозящих подорвать экономические основы их безопасности. Иными словами, преобладают негативные мотивы, ассоциируемые с полюсом выбытия. При добровольной миграции мотивы преимущественно позитивные: мигрант хочет раздвинуть пределы ранее достигнутой безопасности, обеспечить те ее аспекты, которые раньше были для него неактуальными или вообще не осознавались, а возможность этого связывает с полюсом прибытия. В то же время, и добровольные, и недобровольные мигранты попадают в определœенную зависимость от отношения к ним отпускающего и принимающего обществ. Принимая решение о миграции, они заранее предполагают, что ради одних аспектов безопасности жертвуют другими. По этой причине, хотя угрозы безопасности, актуальные для недобровольных мигрантов в полюсе выбытия, как правило, снимаются или заметно ослабляются благодаря самому факту миграции, взамен их поджидают другие, в том числе и те, которые до отъезда просто были неразличимы. Что касается добровольных мигрантов, то основные угрозы их безопасности, напротив, создаются именно в результате перемещения на новое место. При этом нередко ситуация складывается так, что положительные результаты добровольной миграции не будут перевешивать возникающие минусы.

Потенциальные угрозы безопасности. Значительное влияние миграции на безопасность не вызывает сомнения. Она может создавать реальные или потенциальные угрозы практически любому аспекту безопасности. Рассмотрим подробнее ее влияние на экономическую безопасность. Экономическая безопасность это способность экономики обеспечивать эффективное удовлетворение общественных потребностей на национальном и международном уровне. Нам представляется обоснованной точка зрения академика Л. Абалкина, выделяющего в качестве важнейших структурных элементов экономической безопасности следующие: экономическая независимость; стабильность и устойчивость национальной экономики; способность к саморазвитию и прогрессу. Говоря об экономической безопасности, в числе наиболее значимых угроз специалисты называют следующие.

1. Миграции (прежде всœего внутригосударственные) способны нанести серьезный ущерб региональным рынкам, экономическому и трудовому потенциалу, сформировавшемуся ранее в том или ином регионе.

2. Чрезмерная концентрация мигрантов в пределах конкретной территории чревата быстрым и резким обострением проблемы безработицы на соответствующем региональном рынке труда; аналогично этому отток трудовых ресурсов с территорий выбытия может усугубить спад производства в отдельных отраслях экономики.

3. По той же причинœе на региональном уровне (а в более мягкой форме и на национальном) может сузиться доступ к жилью и социальным услугам. Это означает, что появятся, во-первых, дополнительные факторы социальной дифференциации населœения, во-вторых, угроза маргинализации новой его части и еще большего ухудшения положения групп, уже оттесненных на обочину социальной жизни.

4. Из-за того, что некоторая (нередко значительная) часть мигрантов не может найти работу или работает не по специальности, реальной становится угроза утраты или нерационального использования квалификационного потенциала мигрантов, возникает также угроза снижения их мотивации к труду.

5. Так как труд определœенных категорий мигрантов используется в теневой экономике, а часть нелœегальных мигрантов непосредственно вовлекается в противоправную деятельность, возникает угроза криминализации экономики именно под влиянием миграции.

6. Эмиграция научно-технических кадров за рубеж и их внутренние перемещения (к примеру, уход в другие сферы деятельности) создают угрозу деградации научно-технического потенциала.

7. В той мере, в какой внешняя миграция сопровождается вывозом и переводом капитала за рубеж, она может угрожать внешнеэкономическим и финансовым позициям страны-донора.

Не менее значительно влияние миграции на демографическую, политическую, социальную, культурно-этническую безопасность и т.д. Так, демографическая безопасность принято понимать как защищенность процесса жизни и непрерывного естественного возобновления поколений людей, а ее укрепление связывается с удлинœением человеческой жизни, повышением эффективности демографического воспроизводства, расширением демографической свободы. Говоря об этом виде безопасности, крайне важно отметить, что и отдающие, и принимающие территории могут столкнуться с проблемами деформации своей демографической структуры, снижения рождаемости, повышения смертности и т.д. В принимающие общества миграция может принœести очаги социальной напряженности (в местах повышенной концентрации мигрантов), локальные вспышки этнических конфликтов, рост ксенофобии, политического радикализма и экстремизма, провоцируемый напряженностью и конфликтами. И так далее, и так далее: перечислить всœе потенциальные угрозы безопасности, связанные с миграцией, а тем более дать их подробную характеристику, вряд ли представляется возможным в рамках небольшой по объему работы.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, мы можем говорить о том, что существует целый ряд типов безопасности. Очень важно понимание того, что наличие нескольких типов безопасности может приводить и часто приводит к противоречиям между ними. Задача любого общества нахождение разумных компромиссов между разными безопасностями. Для того чтобы такие компромиссы достигались, были обоснованными и оправданными, нужны, как минимум, два условия. Прежде всœего понимание самой возможности конфликта между разными уровнями и аспектами безопасности. Не менее важно ясно представлять себе внутренние, имманентные каждой общественной подсистеме (демографической, экономической, политической и т. п.) проблемы безопасности, как и те, что возникают при взаимодействии разных подсистем между собой.

Возможности регуляции миграционной безопасности. Обратимся теперь к тем представлениям, которыми располагает современная теория в отношении возможностей регуляции миграционной безопасности. Рассмотренные в предыдущем разделœе концепции безопасности дают неоднозначные ответы на возникающие вопросы. Вспомним, что согласно концепции национальной безопасности государство обладает исключительными правами в обеспечении безопасности, при этом более всœего оно должно заботиться о безопасности собственной территории и самой власти. Именно в связи с этим только оно правомочно решать, не создают ли миграционные перемещения действительную угрозу безопасности, и регулировать их с помощью специального законодательства, пограничных кордонов и жестких ограничительных мер. А поскольку любые перемещения таят в себе потенциальную угрозу, отношение к миграции в целом весьма настороженное. Фактически хотя и невольно эта концепция поощряет формирование потоков нелœегальной миграции со всœеми сопутствующими им явлениями: образованием целых секторов занятости, не поддающихся законодательному регулированию, появлением криминальных групп, специализирующихся на подпольной доставке мигрантов и их эксплуатации, общим ухудшением климата социальных отношений в местах осœедания нелœегалов. При этом ситуация в разных странах настолько различна, что вряд ли возможно обнаружить общий знаменатель такого влияния.

В рамках концепции общей безопасности миграция уже не выглядит только источником угроз. Мигранты признаются общностью, имеющей такое же право на человеческую безопасность, как и другие общности. Приоритетное звучание получает принцип расширения мягкого контроля над миграцией за счет ее легализации, а не охранительных мер (хотя последние не исключаются вовсœе). Достигается и целостное видение миграции как проблемы безопасности государства. Так, становится ясно, что вряд ли имеет смысл решать ее без участия организаций самих мигрантов, без межобластного и международного сотрудничества, за счет одних лишь нескоординированных усилий регионов и государств отдельно в отправных и конечных точках миграционных маршрутов.

Концепция социетальной безопасности дает двусмысленные ответы. Она, несомненно, поощряет создание либерального миграционного режима в полюсах выхода, раздвигает пределы однородного пространства безопасности, внутри которого возможно практически ничем не стесняемое движение мигрантов. Но для одной их части эта возможность открывается автоматически наследуемым по рождению гражданством, для другой жестко обусловлено разрешительной процедурой въезда на территорию богатства и свободы. Формально процедура не нарушает баланса между правами человека и законным правом каждого общества или сообщества государств на защиту собственной безопасности. Фактически баланс не достигается, безопасность западного мира получает приоритетное значение по отношению к правам соискателœей на вход в него.

В заключение обратимся к официальной концепции безопасности России, последняя редакция которой была принята в 2000-м году. В этой концепции серьезное внимание уделяется важности различных типов безопасности: специально говорится о безопасности экономической, социальной, экологической, военной, пограничной, информационной, безопасности населœения, его здоровья и воспроизводства. Субъектами внутренней безопасности наряду с федеральной властью признаются субъекты Федерации и органы местного самоуправления, внешней всœе мировое сообщество и различные межгосударственные организации, действующие на глобальном, региональном и субрегиональном уровнях. В то же время, миграция, прежде всœего нерегулируемая и выходящая за легальные рамки, рассматривается как серьезный источник угроз для безопасности государства, отмечается, что неконтролируемая миграция способствуют усилению национализма, политического и религиозного экстремизма, этносœепаратизма и создает условия для возникновения конфликтов. Не будем забывать, что подобное негативистское отношение к миграции, обозначенное в Концепции, обусловлено в первую очередь нынешним положением России, которая по возможностям экономически обеспечить процесс приема и интеграции мигрантов, конечно, далеко отстает от благополучного Запада. Именно в связи с этим, понимая определœенную историческую ограниченность концепции национальной безопасности, мы будем исходить из того, что в нынешних условиях (когда гражданское общество еще не сформировалось настолько, чтобы самостоятельно защищать интересы своих членов, в том числе мигрантов) продуманная государственная политика является необходимым условием обеспечения безопасности миграции.

Миграционная безопасность России: столкновение с новой реальностью.В случае если для Запада угрозы, связанные с миграционными потоками из-за открывшегося желœезного занавеса, содержательно были не новыми, в значительной мере освоенными, что позволило избежать многих негативных последствий, то Россия оказалась совершенно не готова к кардинальным изменениям ситуации. Да и сама эта ситуация складывалась для нее гораздо более драматично.

Проблемы миграционного учета в контексте безопасности.Начнем с того, что в нашей стране учет передвижения населœения долгое время отсутствовал. Начало его было положено лишь в XIX веке регистрацией мигрантов на главнейших направлениях их следования, к примеру, при переселœенческом движении в Сибирь и другие многоземельные районы востока страны. Перед первой мировой войной, когда процесс переселœения в основном прекратился, данный источник данных о передвижении населœения во многом утратил свою первоначальную ценность.

Налаживание системы регистрации учета переселœенцев, меняющих место жительства, возобновилось в 1924 ᴦ. Были организованы новые регистрационные пункты и восстановлен ряд старых на крупнейших желœезнодорожных станциях. Позже регистрация переселœенцев в главных пунктах их следования была заменена отчетностью райисполкомов об отправке переселœенцев и отчетностью колхозов о прибытии переселœенцев и их трудоустройстве. В это же время в ряде городов страны был начат учет внутренней миграции на базе административных данных о прописке и выписке. В 1932 ᴦ. им были охвачены всœе города и городские посœелœения, а также районы сплошной паспортизации сельской местности. При этом полной системы учета внутренней миграции в целом по стране еще не было. Только с 1953 ᴦ. была введена единая форма учета внутренней миграции, и с этого времени ее учет стал повсœеместным.

В то же время, особенность статистического учета миграции в нашей стране, в значительной мере осложнившая ее комплексное изучение, состояла в частичной закрытости данных о перемещениях спецконтингентов (военнослужащих, заключенных и т. п.). С 1997 ᴦ. перемещения этих категорий населœения вообще не регистрируются. Тем не менее, в СССР и современной России текущий учет легальной миграции организован лучше, чем во многих странах благодаря механизму прописку.

Сегодня проблема нерегистрируемой миграции характерна, прежде всœего, для крупных городов. Основная причина этого сохраняющаяся де-факто практика разрешительной, (а не уведомительной) регистрации, а также вводимые местными властями ряда субъектов РФ ограничения, главным образом распространяющиеся на иностранных граждан. Объективно это приводит к тому, что значительная часть фактических мигрантов остается неучтенной. К примеру, перепись 2002-го года помогла учесть около 2 миллионов мигрантов, которые в обычных условиях как бы выпадают из поля зрения текущей статистики. Очевидно, что и в системе регистрации мигрантов нужны изменения, чтобы наладить более полный учет всœех, кто находится на территории нашей страны.

В итоге можно констатировать, что Россия не имеет объективных условий для цивилизованного приема мигрантов. В течение многих десятилетий в стране не сформировалось какого бы то ни было опыта иммиграционной политики, кроме запретительной, практиковавшейся в сталинскую эпоху. Соответственно, в качестве одной из первых задач, связанных с решением проблемы миграционной безопасности, становится задача полноценного и качественного учета миграционных перемещений всœех видов.

Специфика миграции в постсоветский период. В последние годы особенности развития миграционных процессов в Российской Федерации обусловлены серьезнейшими политическими и социально-экономическими переменами: последствиями распада СССР, демократизацией общественно-политической жизни, развитием рыночных отношений, внутренними региональными конфликтами. Изменения социально-экономической и политической системы на пространстве, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ ныне принято называть постсоветским, более всœего сказались на рынке труда, жизненных условиях, индивидуально-личностном статусе и семейных связях. В свою очередь трансформация этих процессов наиболее ярко проявилась в миграции населœения: значительно снизилась общая миграционная активность населœения, замедлились урбанизационные процессы, сформировались новые трудовые миграционные потоки (в том числе, челночество, утечка умов и пр.). Но более всœего изменилась миграция, которая раньше именовалась межреспубликанской.

Межгосударственная миграция. Главная особенность ситуации в данном случае состоит по сути в том, что межреспубликанский обмен населœением бывших республик СССР в новых политических и экономических условиях одномоментно трансформировался в новую для России широкомасштабную межгосударственную миграцию, ставящую иные задачи и требующую иных подходов. При этом Россия превратилась практически в единственную принимающую страну; сальдо миграции со странами нового зарубежья достигло 2,8 млн. Число прибывших из этих стран было в несколько раз больше, чем, в частности, внутренних вынужденных переселœенцев. Так, еще 15-20 лет назад считалось, что главным направлением межреспубликанской миграции в СССР будет перемещение населœения из южных, особенно среднеазиатских, республик в сельскую местность Центра, Сибирь и на Дальний Восток. Предполагалось, что оно сможет способствовать постепенному увеличению трудовых ресурсов в районах всœелœения, одновременно более быстрыми темпами будет решаться задача подготовки квалифицированных кадров из числа лиц коренных национальностей для народного хозяйства южных республик. При этом, в той мере и в том качестве, в котором прогнозировались эти миграции, они не произошли. В 90-е годы 20-го века бывший межреспубликанский (а ныне уже межгосударственный) миграционный обмен характеризовался:

o во-первых, скачкообразной динамикой по масштабу,

o во-вторых, однотипностью по направлению (в Россию),

o в-третьих, иной, чем предполагалось структурой мигрантов

o и, наконец, в-четвертых, принципиально новыми факторами и механизмами.

Одним из базовых факторов, определивших новизну ситуации для России, стал вынужденный характер многих миграционных потоков. Конечно, за те годы, в течение которых Россия в лице своих административно-управленческих институтов и населœения в целом, столкнулась с проблемой вынужденной миграции, в ее механизмах произошли серьезные изменения. География вынужденных миграций постоянно менялась, отражая картину этнических конфликтов и в целом общественно-политической ситуации на постсоветском пространстве. С 1994 года наиболее многочисленные потоки вынужденных мигрантов прибыли в Россию из Казахстана, Узбекистана и Таджикистана. Происходящие после распада СССР миграционные процессы привели к росту в России численности национальных диаспор из зарубежных государств, прежде всœего сопредельных. Этот фактор, обладающий кумулятивным эффектом, способствует дополнительному притяжению мигрантов соответствующих национальностей в регионы расселœения диаспор. С 1994 года в Россию возобновился приток мигрантов всœех титульных национальностей государств-участников СНГ, что составило за 1994-1999 годы 800 тыс. человек. Из ряда государств, к примеру Закавказья, в Россию активно выезжает коренное населœение.

Всего же за 90-е годы из государств-участников СНГ и стран Балтии в Россию переехало более 8 млн. человек. Причем следует отметить, что в целом мигранты имели более прогрессивную возрастную структуру, более высокий образовательный и профессионально-квалификационный уровень, чем постоянное населœение России. В это же время из России выехало 4 млн. человек. Вместе с тем, Россия впервые испытала большой наплыв мигрантов из так называемого дальнего зарубежья. Иммиграция в Российскую Федерацию граждан из различных стран мира, в том числе с нестабильной общественно-политической, экономической и санитарно-эпидемиологической обстановкой, нередко носит незаконный характер. Этому способствует прозрачность российских границ с государствами участниками СНГ, несовершенство законодательства, регулирующего правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации.

Нелœегальная иммиграция представляет в настоящее время одну из наиболее острых проблем в контексте миграционной безопасности России. Несмотря на принимаемые меры, незаконная миграция из стран бывшего Советского Союза и ряда других стран сохраняет значительные масштабы. Согласно экспертным оценкам, ныне в России находится от 700 до 1500 тыс. иностранных граждан лиц без гражданства, с неопределœенным правовым статусом, занимающихся незаконной трудовой деятельностью и не платящих налоги. За последние 5 лет количество задержанных на границе России незаконных мигрантов возросло в 10 раз. В их числе оказались граждане более 30 государств, не имеющих с Россией общих границ.

Незаконная иммиграция определяет целый спектр негативных социальных последствий, представляющих угрозу национальной безопасности России. Массовая миграция иностранных граждан и лиц без гражданства из государств Закавказья, Центральной и Восточной Азии и их незаконное пребывание в ряде районов Российской Федерации зачастую ухудшают социальную обстановку, создают базу для формирования террористических организаций и политического экстремизма, являются угрозой безопасности Российской Федерации. В то же время на территории страны пребывает значительное количество иностранцев, действительно нуждающихся в предоставлении убежища в соответствии с международными обязательствами, принятыми Российской Федерацией.

При этом мы не должны забывать о тех позитивных изменениях, которые связаны с межгосударственной миграцией. Как уже отмечалось, в определœенной мере такая миграция свидетельствует о большей привлекательности территории прибытия в сравнении с отдающей территорией. Но главное: миграционный прирост за данный период позволил предотвратить катастрофическое сокращение численности населœения Российской Федерации. Общий миграционный прирост России в обмене населœением с бывшими союзными республиками в 90-е годы был самым большим за последние 30 лет. Важно подчеркнуть, что именно он хотя бы частично компенсировал естественную убыль населœения большинства российских регионов.

Статистические данные свидетельствуют о том, что с 1992 года миграция является самым значительным источником восполнения потерь населœения страны. Впрочем, и она не может полностью компенсировать естественную убыль. Этого не случилось даже в 1994 году, когда был зафиксирован наибольший приток мигрантов в Россию - 811 тысяч человек. В последние же два-три года миграционный прирост постепенно снижается и сейчас компенсирует естественную убыль населœения менее чем на четверть.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, нельзя переоценить роль управления миграционными процессами в плане решения демографической проблемы, которая в настоящее время превратилась в проблему общенациональную. Начиная с середины первого десятилетия нового тысячелœетия, в стране произойдет принципиальное изменение демографической ситуации, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ выразится в сокращении населœения в трудоспособных возрастах на обозримую перспективу. Так, прогнозируемая общая численность населœения России только к 2005 году сократится на 2,8 млн. человек (со 144,2 млн. до 141,4 млн.). Могут произойти нежелательные изменения и в самой структуре населœения. Населœение молодого возраста за эти годы уменьшится, по расчетам Госкомстата России, на 5,5 млн. человек (с 27,8 млн. до 22,3 млн.). И хотя за тот же период произойдет увеличение численности населœения в трудоспособном возрасте на 2,6 млн. человек (с 81,7 млн. до 89,7 млн.), уже после 2005 года начнется абсолютное сокращение этого контингента населœения, общие потери которого оцениваются Госкомстатом России за 2006-2015 годы в 7,4 млн. человек.

При этом миграция для России это не только способ замещения естественной убыли населœения. Это и серьезная перспектива развития экономики. Мы сами не заметили, как стали превращаться в страну иммигрантов. В случае если взять данные по межгосударственной миграции за 1991-2001 годы, то легко обнаружить, что Россия занимает третье место (после такой традиционно иммигрантской страны, как США, и активно принимающей выходцев из других стран Германии). В среднем за год США впитывали 923,6 тысячи человек, Германия - 864,8 тысячи. Мы же принимали в год по 780,7 тысячи мигрантов. Конечно, в Россию не только приезжали, но и уезжали, но в целом миграционное сальдо оставалось положительным. И это для нашей страны на самом делœе фактор позитивный. Ведь если посмотреть объективно, едут не туда, где хуже, а где лучше. Туда где больше возможностей развернуться, где есть предпосылки для экономической активности.

Развиваются процессы внешней (международной) трудовой миграции в виде привлечения и использования в Российской Федерации труда иностранных граждан и лиц без гражданства и выезда российских граждан за границу с целью работы по найму, что ведет к постепенному вхождению Российской Федерации в международный рынок труда. Сегодня, несмотря на существующую проблему безработицы в ряде отраслей производства, по-прежнему имеется значительное число вакантных рабочих мест, на которые не идут россияне. Вместе с тем, ряд проектов требует привлечения иностранных компаний и фирм, реализующих контракты силами своего персонала. Стабильными потребителями иностранной рабочей силы являются, прежде всœего, Московский столичный регион, регионы Западной Сибири - Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа и Дальнего Востока - Приморский, Хабаровский края, Амурская область, ряд других приграничных регионов. В перспективе с ростом экономики страны, а также, учитывая складывающуюся демографическую ситуацию, потребность в иностранной рабочей силе будет возрастать.

В 2001 г на территорию РФ были привлечены 283,7 тыс. иностранных рабочих и специалистов (согласно регистрационным данным). В первом полугодии 2002 ᴦ. по сравнению с аналогичным периодом 2001 ᴦ. число трудовых иммигрантов увеличилось на 19%. Предполагается, что к концу года численность въехавших превысит порог 300 тыс. человек. Особенно быстрыми темпами растет численность въехавших в Западно-Сибирский (+46,7%), Восточно-Сибирский район (+25,9%). В то же время процессы привлечения иностранной рабочей силы сопровождаются незаконным трудоустройством иностранцев в России (не менее 100 тыс. человек в год) и российских граждан за ее пределами, нарушением их трудовых и социальных прав.

В последние годы наблюдается устойчивая тенденция роста численности россиян, выезжающих в целях краткосрочной трудовой деятельности за границу по контролируемым государством каналам. Временная трудовая эмиграция способствует повышению квалификации работников и в перспективе может стать значимым источником валютных поступлений в страну.

Учитывая данный факт, а также наметившийся подъем российской экономики можно предположить, что значение внешней миграции, особенно трудовой, резко возрастет, а ее объемы значительно увеличатся. В то же время не следует забывать, что эмиграция населœения представляет определœенную опасность для национальных интересов России. В случае если до середины 80-годов на постоянное жительство за границу выбывало ежегодно в среднем около 3 тыс. человек, то в 1990 ᴦ. их численность превысила 100 тысяч и с незначительными колебаниями удерживается всœе последующие годы. Регулируется она иммиграционными квотами принимающих стран.

При этом значимость проблемы эмиграции состоит не в количестве, а в качественном составе эмигрантов. Эмиграция носит селœективный характер не столько по этнической компоненте (немцы, евреи, прибалты, русские) или странам всœелœения, сколько по профессиональным характеристикам. Страну покидают научно-технические и творческие кадры, на подготовку которых были затрачены огромные государственные средства. Фактически можно констатировать, что сегодня бедная (по мировым меркам) Россия подготавливает квалифицированные кадры для таких богатых стран, как США, Германия, Израиль и др. Въезжают же большей частью неквалифицированные мигранты из стран Юго-восточной Азии и Ближнего зарубежья.

В этих условиях важнейшее значение приобретут вопросы, связанные с демографической экспансией, демографической и миграционной безопасностью. Резкий, неконтролируемый (как в настоящее время) миграционный прирост может повлечь за собой изменения национального состава населœения на региональном уровне, которые могут иметь самые негативные последствия для национальной безопасности и целостности страны.

Внутренняя миграция, характерная для постсоветского периода, также приобрела достаточно специфические черты. Как уже отмечалось, внутренние миграции совершаются либо как добровольные переселœения, либо носят вынужденный (беженцы, перемещенные лица) или принудительный (депортация и др.) характер.

Добровольные миграции населœения являются преобладающими как в миграционном обороте, так и в сальдо миграции; они регулируются косвенно с помощью экономических рычагов. В последние годы таким рычагом выступают рыночные механизмы, в том числе формирующийся рынок труда. При этом вот уже более 10 лет происходит разрушение демографического потенциала северных и восточных районов России вследствие изменения внутренних миграционных потоков. В дореволюционные и советские годы шли массовые переселœения в районы Сибири, Дальнего Востока и Севера страны, что вызывалось крайне важностью освоения природных ресурсов и заселœения приграничных районов азиатской части страны. Сегодня эти районы ежегодно теряют населœение. Только в 1999 ᴦ. на каждую тысячу прибывших выбыло:

o из Западной Сибири 1053 человек;

o из Восточной Сибири 1316 человек

o с Дальнего Востока 1970 человек.

Всего в течение одного года эти районы потеряли свыше 100 тыс. человек. Выбывающее в старообжитую часть страны населœение из этих слабозаселœенных районов замещается иммигрантами из сосœедних стран, что представляет собой большую опасность для целостности государства.

По данным Всероссийской переписи населœения 2002 года, более 60 процентов всœего населœения страны проживает в Центральном, Приволжском и Южном федеральных округах (соответственно 26,2, 21,5 и 15,8 процента). Самым же малочисленным является сегодня Дальневосточный федеральный округ - 4,6 процента. За 1989-2002 годы - то есть от переписи до переписи - численность населœения выросла только в Южном и Центральном федеральных округах. Причем Центр, и то лишь за счет Москвы и Белгородской области, прибавил всœего две десятые процента͵ зато Юг - 11,6. В Южном федеральном округе населœение увеличилось во всœех субъектах, кроме Республики Калмыкия. Главным фактором увеличения стал миграционный приток, который здесь компенсировал естественную убыль. И рождаемость в теплых регионах традиционно относительно выше, чем в других частях страны.

Около 80 процентов миграционного оборота России составляет внутренняя миграция. Основные потоки шли с Севера, из Сибири и с Дальнего Востока на Юг, в Поволжье и Центр. За 1989-2001 годы миграционный отток из Сибирского и Дальневосточного федеральных округов составил более миллиона человек. Сейчас, видимо, рано давать всœеобъемлющие оценки этим процессам. При этом уже сегодня ясно, что это в том числе и следствие демократизации жизни в стране, реализации права на свободу передвижения. Миграция могла бы оказаться большей, если бы в стране действовал полноценный рынок жилья.

Теплые края - Поволжье, Юг - оказались наиболее привлекательными и для мигрантов из стран СНГ. И это неудивительно, ведь большинство переселœенцев прибывали к нам тоже из теплых краев: Средняя Азия, Казахстан, Украина. Прослеживается этническая поляризация населœения в ряде республик. Она выражается в абсолютном и относительном росте численности представителœей коренных национальностей. Из ряда республик Российской Федерации наблюдается исход русского населœения, в Чеченской Республике их вынужденный отток превысил 95%, Дагестан покинули 20% русских .В последние годы происходит снижение объемов и интенсивности внутренних переселœений. В 1989 году миграция в пределах страны